Непартии — за весну без выборов

23365Власть возглавила борьбу против себя


Среди новых политических проектов этого сезона наибольшее внимание привлекают два — «За життя» Рабиновича и «Хвиля» Саакашвили. Хоть ни один, ни второй проект еще не были зарегистрированы Минюстом как политические партии, оба уже наделали немало шума.

Сергей Быков, политический эксперт, Глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ
Сергей Быков, политический эксперт, Глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ

К примеру, Саакашвили еще во времена своего губернаторства провел всеукраинское автобусное турне, собрав подписи под антикоррупционными инициативами по всей стране.

Следует отметить, что этот ход был высокотехнологичным, поскольку сбор подписей — это ключевой контакт с избирателем. Если человек поставил свою подпись на вашем подписном листе — это в 10—12 раз увеличивает вероятность поддержать вас на выборах.

Есть основания утверждать, что изначально проект Саакашвили планировался как сателлитный по отношению к БПП, однако риторика Михеила Николозовича шла в явный разрез с действиями отдельных групп внутри БПП и «Народного фронта». К примеру, отметим заседание, когда Саакашвили вынудил Авакова швырнуть в себя стакан воды. С того самого момента внутри БПП начали вестись разговоры о том, что Саакашвили им мешает, особенно учитывая отсутствие кардинальных изменений в Одесской области, которую возглавлял Саакашвили.

Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что Михеил Саакашвили готовился к выборам, которые должны были состояться этой осенью или следующей весной. Об этом также косвенно свидетельствует отставка Саакашвили с поста одесского губернатора сразу после того, как уволили его близкого соратника — главу нацполиции Одессы Георги Лорткипанидзе.

Саакашвили использовал отставку Лорткипанидзе как лучший момент для ухода с поста и обнародования заявления о том, что он переходит в большую политику. Но, как видим, выборы осенью не состоялись, а вероятность их проведения весной 2017-го крайне мала.

Помог снизить до минимума вероятность внеочередных выборов весной другой политический проект — партия «За життя» Вадима Рабиновича и Евгения Мураева. Как и проект Саакашвили, партия «За життя» не зарегистрирована Минюстом. Если быть точнее, то партия «Центр» Вадима Рабиновича действует, но вот ее переименование в «За життя» Минюст не утвердил.

Партию Рабиновича изначально многие воспринимали как проект то ли Банковой, то ли Москвы. На самом деле правда всегда где-то посередине. С одной стороны, Мураев, войдя в партию к Рабиновичу, может обеспечить серьезные вливания со стороны своего беглого родственника — Николая Азарова, а с другой — у Вадима Рабиновича очень хорошо отлажен контакт с Банковой.

В пользу первого тезиса говорят и публичные выступления Мураева на эфирах, в частности на «112-Украина» и NewsOne, когда речь заходит об Азарове и Ко. В поддержку тезиса о небескорыстных связях с Банковой свидетельствуют голосования Рабиновича в сессионном зале, а также отдельные технологические спецоперации, которые могут быть выгодны только Банковой и самой партии «За життя». Одной из таких ярких и технологичных спецопераций можно назвать акцию партии «За життя» под стенами Нацбанка с требованием отставки главы НБУ.

Казалось бы, все хорошо, партия выступает с требованием отставки чиновника, который ответственен за «банкопад», — все логично. Но не в данном случае. Руками партии «За життя» Банковая решила довести общественный протест до абсурда. В ход пошли и свезенные «активисты», и популистские, а часто и нелогичные лозунги, и информационная шумиха.

Митингующие требуют отставки Валерии Гонтаревой, не предлагая изменения системы. Даже если отставка Гонтаревой и состоится, то на ее место придет ничем не лучший менеджер, который продолжит «славные дела» Валерии Алексеевны и создаст повод для новых митингов и перекрытия улицы Институтской.

Партия Рабиновича и Мураева создает впечатление политического бизнесмена, который готов быть техническим проектом для Администрации Президента, но при этом просит дополнительное финансирование от родственников в России, объясняя это тем, что рейтинг партии якобы растет, и она уже имеет 5—6% электоральной поддержки.

Анализируя деятельность партии Рабиновича и Мураева, можно с 95%-ной вероятностью прогнозировать, что внеочередные выборы в парламент в первой половине 2017-го не состоятся, во всяком случае в результате общественного протеста, который так умело доводится до абсурда.