Урегулирование конфликта на Донбассе: зачем нужны миротворцы — Кучухидзе

Член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ, политолог-международник Антон Кучухидзе специально для Фонда Громадської Дипломатії  рассказал об урегулировании конфликта на Донбассе и для чего нужны миротворцы.

2017 год стал знаковым с точки зрения появления убежденности сторон в необходимости введения миротворческой миссии на Донбассе. Позиции Украины, США, РФ, Германии и Франции, главными участники переговоров по урегулированию ситуации на Донбассе, стали едиными в важности такой миссии. Вместе с тем противоречия сохраняются уже по следующему вопросу, каким же должен быть мандат этого контингента. Конечно же это прогресс, поскольку еще в 2016 году власти в Украине категорично откидывали концепцию миротворцев на Донбассе, в РФ не готовы были говорить на эту тему, и выступали только за присутствие представителей ОБСЕ, а со стороны США не было такой инициативности и целенаправленной работы по данному вопросу, как при г-не Волкере. Таким образом, маленький дипломатический шаг к мирному урегулированию был сделан, но еще предстоит провести много практической работы, чтобы миротворческая операция ООН на Донбассе перешла с концепции и предмета переговоров в практический механизм реализации на всей неподконтрольной территории Украины.

Главной общей целью миротворческих миссий ООН конечно же является достижение мира. Декларативно все главные международные участники переговоров по Донбассу сходятся в своих целях, но договориться сторонам пока что сложно. Все они выступают за территориальную целостность Украины и за восстановление суверенитета Украины. Общая фраза, что миротворцы ООН могут принести мир, она подтверждена, к примеру, и официальной позицией США. Миротворческая миссия на Донбассе должна стать основой выполнения Минских соглашений. В США убеждены, что Минские соглашения должны быть выполнены, а не отвергнуты.

Также важно понимать, что без консенсуса между Вашингтоном и Россией никакая миссия на Донбассе не появится, и декларации останутся декларациями. Это один из самых ключевых и принципиальных условий для осуществления практической реализации заявленных целей. Такой консенсус необходим в силу правовой природы решения о разворачивании миротворческой миссии ООН.

Правовая основа миротворческой миссии ООН

Согласно п.1. ст.24 Устава ООН на Совет Безопасности возлагают «главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности». Из этого следует, что главным сторонам переговоров нужно выработать такой проект резолюции СовБеза, который не будет заветирован постоянными членами Совбеза.

Как выше упоминалось, 2017 год стал в каком-то смысле прогрессивным с точки зрения поднятия переговоров по миротворцам на Донбассе на самый высокий уровень, но в тоже самое непосредственно для Украины 2016-2017 гг. стали временем упущенных возможностей. Властям Украины нужно было пользоваться своим статусом непостоянного члена в СовБезе ООН для более скорейшего продвижения решения по миротворцам. На протяжении двух лет удалось бы сэкономить время, и снять если не все, то хотя бы половину противоречий, которые сегодня существуют между главными переговорщиками.

СовБез является ключевым, но не единственным органом в системе ООН, с помощью которого может начать работу миротворческая миссия. Так, согласно доктрине миротворческих операций ООН важную функцию на этапе формирования рекомендаций для Совбеза ООН играет Секретариат ООН, который разворачивает на территории конфликта и при наличии соответствующего уровня безопасности техническую миссию, и она же изучает ситуацию непосредственно в поле. После изучения данной миссией ситуации, рекомендации передаются Генеральному Секретарю ООН, который вносит соответствующие предложения на рассмотрение Совбеза ООН. Другим же важным органом для функционирования миротворческого контингента является Генеральная Ассамблея ООН, которая, в свою очередь, закрывает все финансовые вопросы подобных миссий.

Принципы миротворческой миссии ООН

Согласно доктрине миротворческих операций ООН существуют 3 самых главных принципа деятельности подобных миссий, а именно:

  • согласие сторон конфликта на работу миротворческого контингента;
  • беспристрастность миротворческой миссии;
  • неприменение силы, кроме случаев самообороны и защиты мандата.

Соответственно, если работа миротворческой миссии ООН на Донбассе будет построена на вышеупомянутых принципах, то тогда не будет к ней вопросов относительно ее легитимности и эффективности.

Согласие сторон.  По Донбассу существует частичное согласие сторон. И Украина, и Россия не против миссии, но проблемы существуют на уровне согласования позиции по линии Вашингтон-Москва, и в этом согласовании подходов не должно быть побежденных, должен победить прагматический подход во имя скорейшего приближения мира на Востоке Украины.

Беспристрастность контингента означает то, что миссия не может занимать чью-либо позицию из конфликтующих сторон. Соблюдение такого принципа позволит сохранить контингенту доверие сторон конфликта при выполнении мандата.

Принцип неприменения силы. В большинстве случаев работы миротворческих миссий ООН они не рассматривались как механизм принуждения к миру, и общая практика свидетельствует о возможности применения контингентом силы на тактическом уровне. Например, в каждой точке конфликта всегда есть или незаконные вооруженные формирования, или же местные бандитские группировки, или отдельные группы лиц, которые стремятся сорвать мирный процесс, или же хотят держать  мирное население в страхе и постоянно угрожают беззащитным людям. Для предотвращения подобных угроз, а также для предотворащения какой-то подрывной деятельности миротворческий контингент может быть наделен СовБезом ООН правом применять силу. Хотя, в целом, к вопросу применения силы на территории конфликта миссии подходят очень аккуратно, поскольку любой такой инцидент может создать политические настроения для одной из сторон конфликта, которые позволят поставить под вопрос принципы объективности работы контингента и включить другие механизмы для дестабилизации ситуации.

Перспективы по введению миротворцев на 2018 г.

2018 г. станет годом сложной и долгой работы над согласованием позиций, в первую очередь, по линии Вашингтон-Москва. После последней встречи Волкера-Суркова стало известно, что у сторон есть общее восприятие только  3 пунктов из 29. Поэтому ожидать каких-то прорывных и быстрых решений по непосредственному разворачиванию контингента на территории конфликта в 2018 году не приходится.

На данный момент, мы являемся свидетелем мифотворчества в СМИ, особенно в украинских, относительно данного процесса. Например, часто появляется информация о том, что в миротворческий контингент войдут представители России, хотя в одном из своих интервью г-н Волкер констатировал то, что российская сторона подобные требования не выставляла. Также появляются спекуляции относительно того, что РФ против присутствия миротворческой миссии на всей территории конфликта, хотя и существует согласование позиции президента РФ и канцлера Германии, что контингент может работать на всей неподконтрольной территории от 11 сентября 2017 г.

Однако, в тоже самое время, остаются открытыми вопросы, будет ли данная миссия защищать только представителей СММ ОБСЕ, или же будет наделена другим мандатом, будет ли контингент введен после выведения с неподконтрольных территорий всех иностранных войск, или эти процессы будут идти параллельно. Вопросы важные, но сегодня очень сложно о чем-то конкретном говорить, поскольку идет процесс переговоров, и отсутствуют в открытом доступе официальные документы сторон. Однозначно, что результат быстрым не будет, но важно, что стороны предпринимают миротворческие механизмы для достижения мира на Донбассе. Такая направленность процесса будет сводить на ноль усилия политиков, которые выступают за военное решение ситуации на Донбассе, поскольку меры силового характера мира Украине не принесут.