«У Коломойского уходит почва из-под ног». Почему олигарх пал как политик

После потери банка Игорь Коломойский рискует лишиться и других активов, а близкие к нему депутаты теперь ищут новый «центр»

Национализация ПриватБанка — верхушка айсберга на пути к ослаблению пирамиды Игоря Коломойского. Теперь олигарх теряет и политический вес. Депутаты, ориентированные на него, маневрируют в сторону Банковой, а судьба других активов империи под большим вопросом.

Раздел бизнеса

Смена собственника ПриватБанка может повлечь передел остальных активов. Часть компаний была в залоге у банка, и не факт, что Коломойский и партнеры найдут средства для погашения кредитов. «Они подписали закрытое соглашение и взяли паузу на полгода, чтобы понять, что будут выкупать, а что — продавать как залог по кредиту», — говорит «Вестям» нардеп от БПП Сергей Каплин.

При этом оказалось, что у сторон — разное видение условий передачи банка. «О национализации договорились быстро, но теперь выясняется, что каждый понимает договоренность по-своему.

Коломойский в курсе, что его бизнес могут переделить. Скорее всего, он расстанется с ФК «Днепр», курортом «Буковель», зерновым терминалом в порту «Южный», кипрским филиалом ПриватБанка. Пока за скобками остается МАУ и медиахолдинг», — говорит наш источник в Днепре.

Сворачивание активов уже идет: 26 декабря в «1+1 Медиа» заявили о закрытии англоязычного онлайн-проекта Ukraine Today «в связи с завершением миссии».

Эксперты единодушны: самые крупные куски достанутся власти. «Президент старается замкнуть на себе полноту власти и не допустит к дележу активов кого-либо еще», — считает политтехнолог, Глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ Сергей Быков.

А закончив с первой частью активов, Порошенко возьмется за партнеров Коломойского: «Следующим будет Жеваго, другой системный бизнес, в т.ч. банки», — считает Каплин. Некоторые из соратников уже столкнулись с давлением — после ряда уголовных дел летом выехал в Израиль бизнес-партнер Геннадий Корбан (по данным «Вестей», вопрос согласовали на самом верху), а условием выхода из-под стражи якобы было признание вины в похищении Сергея Рудыка (экс-глава Госземагентства, похищен в 2014-м и насильно отправлен в АТО) и замораживание проекта УКРОП.

Под ударом мэр Днепра Борис Филатов. «В последнее время, правда, их отношения с Коломойским испортились, и теперь ему остается маневрировать, вписываться в чью-то команду, иначе станет объектом для избиения», — говорит политолог Андрей Золотарев.

Запасной план

По мнению политолога Вадима Карасева, Коломойский как политик пал, выторговал себе бизнес-свободу в обмен на отказ от политических амбиций. «На прошлых парламентских выборах он начал активную игру, раскладывал свои яйца в корзину УКРОПа, «Видродження». У него были неплохие электоральные шансы, и он мог выстрелить на досрочных выборах, что показывали закрытые опросы. Этими действиями он вызвал раздражение на Банковой, и его прижали», — объясняет политтехнолог Олег Постернак. В парламенте у олигарха действительно уходит почва из-под ног.

По данным наших источников, уже идет работа по переформатированию депутатских групп — те, кого поддерживал Коломойский, ищут новый центр для объединения.

При этом ни один из укроповцев или членов «Видродження» никогда не был человеком Коломойского на 100%. Например, совладелец курорта «Буковель» Александр Шевченко одновременно через фирму ПБС участвует в ремонте всех дорог Ивано-Франковской области. «И тут вопрос — ближе он к Коломойскому или власти, — говорит источник в Раде. — Так же и остальные». При этом Коломойский наверняка просчитывал этот сценарий и проработал запасной план.

«Не нужно его недооценивать. Теперь есть выбор — активизировать работу по сценарию со сменой власти или поднять руки и сдаваться. Представить Коломойского с белым платочком я не могу», — считает Каплин.

Остались нефть и кетчуп

С подконтрольной Игорю Коломойскому группой «Приват» связывают около 100 предприятий. Кроме банка он занимается нефтяной отраслью (пакет акций в «Укрнафте» и «Укртатнафте»), горнорудной промышленностью, металлургией, авиабизнесом, владеет пищевой торговой маркой «Щедро» (майонез, кетчуп).

Крупнейшие предприятия группы — Запорожский завод ферросплавов, «ДнепрАзот», Орджоникидзевский и Марганецкий ГОКи. «И жемчужина его активов — «1+1 медиа». Именно канал он будет защищать до последнего и через канал будет вести кампанию по защите остального бизнеса. Ценность канала понимает и Порошенко, почти единоличный владелец «5 канала», — говорит политтехнолог, Глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ Сергей Быков.