Чем закончится конфликт между Аваковым и Порошенко: прогнозы экспертов

В феврале 2015 года, как раз в тот момент, когда мы активно боролись с коррупцией и несли банки с консервацией в волонтерские центры, МВД заключило ряд договоров с ООО «Днипровенд» на поставку 5 тысяч рюкзаков стоимостью 14,5 миллиона гривен и ЧП «Плигачов» на 1 тысячу рюкзаков стоимостью 2,1 миллиона гривен.
В июне 2015 года вышло журналистское расследование о том, что рюкзаки были приобретены через предприятия, подконтрольные Арсену Авакову. Неожиданно, не правда ли?
Уголовное производство по «рюкзакам Авакова» было открыто Генпрокуратурой в июле 2015 года, и практически сразу начался банальный эффект пинг-понга: тогдашний Генпрокурор Шокин передал его по подследственности военной прокуратуре, а в апреле 2016 года ГПУ передала дело Национальному антикоррупционному бюро.
Весной 2016 года НАБУ в рамках досудебного расследования получило доступ к банковским счетам компании — поставщика тактических рюкзаков для МВД «Днипровенд», которую связывают с сыном министра внутренних дел Арсена Авакова.
Досудебным расследованием было установлено, что должностные лица МВД по предварительному сговору с субъектами хозяйственной деятельности совершили растрату вверенного им имущества при закупке 6000 рюкзаков для нужд бойцов в зоне АТО.
В феврале появилось видео со скрытой камеры, на котором сын министра внутренних дел Александр Аваков, вероятно, договаривался с экс-заместителем главы МВД Сергеем Чеботарем о поставке рюкзаков для подразделений министерства.
Кстати, поговаривают, что фирма—поставщик тактических рюкзаков для МВД связана с харьковчанином Владимиром Литвиным, который является другом сына министра МВД Арсена Авакова.
В итоге в феврале 2017 года в НАБУ сообщили, что это дело находится на завершающей стадии расследования. Но лишь 31 октября сотрудники НАБУ провели обыски в доме Авакова. Обыски проходили у сына Авакова Александра. По словам экс-советника министра МВД Ильи Кивы, после проведенных обысков Авакова-младшего задержали.
Также в НАБУ сообщили, что детективы агентства задержали троих человек по подозрению в растрате средств во время закупки рюкзаков для Нацгвардии.
Что было дальше, мы все прекрасно помним: Соломенский райсуд Киева отпустил сына Авакова под личное обязательство и обязал надеть на него электронный браслет. Александра Авакова отпустили, а вот браслет так и не надели, мотивируя невыполнение решения суда тем, что якобы как раз на министерстком сыне и закончились все свободные браслеты. Дескать, и рады бы действовать по закону, так ведь в Украине больше нет ни одного свободного браслета, все уже на преступниках.
Кстати, поговаривают, что Служба безопасности Украины уничтожила оригинал видео скрытой съемки из кабинета бывшего заместителя главы МВД Сергея Чеботаря, которое фигурирует в деле «рюкзаков Авакова». Более того, по данным СМИ, сам Аваков был предупрежден об обысках и задержании сына. Предупреждали Авакова или нет, мы не знаем, но зато в кулуарах активно муссурируются слухи о том, что история с рюкзаками серьезно испортила отношения Порошенко с Аваковым-старшим.
Так чем же закончится это очередное громкое разоблачение и как далеко может зайти конфликт между Аваковым и Порошенко? Об этом «Фраза» спросила у людей, которые не верят в совпадения и умеют просчитывать события на несколько ходов вперед.
Карл Волох, политический эксперт:
Конфликт Авакова и Порошенко уже закончился, если вообще существовал. Сейчас единственное, чем может закончиться этот конфликт, так это тем, что наконец-то будет сформирована группа аудиторов НАБУ. Дверью хлопать уж точно никто не будет.
Сергей Быков, политический эксперт:
Конфликт между Порошенко и Аваковым, конечно же, присутствует, причем на базе того, что Арсен Борисович все больше смотрит в стороны, отдаленные от президента Украины. Это как продвижение новых сил, так и другие политические проекты, которые отдалены от президента. Соответственно, это вызывает определенную настороженность со стороны президента, тем более если учесть, что именно Арсен Борисович реально контролирует тот уличный силовой блок, который называется МВД и Нацгвардией. Именно поэтому сейчас происходит определенный конфликт между президентом и Аваковым. Особенно он усиливается в условиях падения общего влияния Авакова в правительстве и в «Народном фронте» в частности.
Если полтора года назад мы могли говорить о том, что у Авакова в определенных вопросах присутствовало чуть ли не право вето на правительственные решения, то сегодня у него уже нет такого неформального права. Соответственно, президент пользуется данной возможностью, чтобы перетянуть на себя силовой блок, так как в перспективе очередных или внеочередных выборов силовой блок будет играть достаточно серьезную роль в проведении выборов и в определении их результатов. Именно от силового блока будет зависеть безопасность как отдельных избирательных участков, так и избирательных комиссий. Именно силовой блок может обеспечить как безопасность проведения выборов, так и небезопасность. Это напрямую зависит от человека, который руководит силовым блоком.
Опять же в подтверждение этой версии можно привести и повышенный интерес НАБУ к сыну Арсена Борисовича. Дело рюкзаков уже трехлетней давности и вдруг всплыло заново, и сегодня происходят следственные действия относительно сына главы МВД. Это тоже не является сигналом, говорящим о теплых отношениях между Банковой и МВД.
Олеся Яхно, политолог, директор Института национальных стратегий Украины:
А почему вообще кто-то решил, что это конфликт? Чтобы говорить о том, что это конфликт, нужны очень веские основания. Я не вижу ровным счетом никаких оснований, чтобы говорить, что это конфликт. Сын Авакова — это не показатель. Мы же все прекрасно знаем, что НАБУ проверяет и продажу бронемашин предприятием, принадлежащим Порошенко. Так это что, тоже какой-то конфликт?
НАБУ — это просто НАБУ. Проверка не означает, что в этом обязательно должна быть политическая подоплека. После заявления Авакова, когда он сказал, что его сын должен в суде доказать свою невиновность, а также после заявления представителей фракции «Народный фронт» о том, что если в этой истории и есть политическая составляющая то в лице Углавы, а не в ком-то другом, говорить о каком-то конфликте между Порошенко и Аваковым, я думаю, не стоит. Это может быть одна из версий, но, на мой взгляд, говорить о конфликте не стоит.
Если это конфликт, то тогда бронемашины — это тоже чей-то конфликт? Если мы говорим о возможных противоречиях и конкуренции не между Порошенко и Аваковым, а в целом внутри коалиции, то наверняка они есть. И не исключено. что по ряду вопросов у них разные позиции, но эти противоречия, если они есть, гораздо меньше, чем те риски, которые могут быть в случае реального конфликта или распада коалиции.
Руслан Бортник, политический аналитик, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:
Этот конфликт в любом случае закончится. Я думаю, что они разойдутся по разным квартирам, все это закончится публичным распадом. Вероятность того, что это случится, крайне высока в преддверии выборов 2019 года и во время самой избирательной кампании. Пока же стороны будут друг друга ненавидеть, но терпеть, поскольку обеим сторонам сейчас выгодно сохранять нынешнюю модель управления.
Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:
Конфликт между Порошенко и Аваковым закончится продолжением противоречивого партнерства. Какие-то истерики, как это было у Княжицкого, конечно будут, но не более того.
Порошенко уж точно не будет хлопать дверью, Аваков тоже не будет этого делать, и уж тем более этого не будет делать «Народный фронт». Для «Народного фронта» хлопнуть дверью означает совершить политическое самоубийство. Для них это станет катастрофой, так как на выборах они проигрывают. Если сейчас еще часть «Народного фронта» пытается договариваться с Порошенко, то в случае конфликта уже никто ни с кем не будет договариваться. Это будет означать конец.
Но не стоит забывать, что это огромный риск и для Авакова. Если он хлопнет дверью, то лишится поста министра внутренних дел, а без этого поста его влияние будет на порядок меньше, чем сейчас. Кроме того, совсем не факт, что он вернется к власти. Сейчас 90% его влияния — это влияние благодаря министерству и его посту. А если он уйдет, очень невелика вероятность, что в обозримом будущем он сможет вернуться в этот статус. Именно поэтому уже сейчас мы видим со стороны Авакова достаточно гибкое поведение. Истерики — это для Княжицкого, Аваков в этом плане действует более рационально. Никто дверью хлопать не будет. И противоречивое партнерство со взаимным недоверием продолжится до выборов.
***
За последние годы мы видели десятки громких разоблачений, эффектные аресты перед телекамерами и такие же эффектные игры в «больничку». То, что у нас коррупционеров ловят исключительно для того, чтобы с ними сфотографироваться, народ понял уже давно. Кстати, тайна страшной неизлечимой хвори, которая косит всех наших политиков сразу после арестов, тоже уже давно раскрыта. Вопрос не в том, сколько мы видели арестов и сколько было вброшено в СМИ суперсекретных разоблачающих досье, вопрос — в том, сколько мы увидим реальных судебных процессов и услышим ли хоть один настоящий приговор.