Политолог рассказал, как повлияет встреча представителей НАТО и РФ на ситуацию в Украине

Политолог-международник Антон Кучухидзе рассказал в комментарии радиостанции Голос Столицыбудет ли способствовать встреча руководства НАТО и армии РФ разрядке напряженности и как такая коммуникация может повлиять на украинский вопрос.

-Могут ли такие переговоры представителей НАТО и России стать первым шагом к некоторой разрядке напряженности между НАТО и РФ?

— Скорее всего, нет. Например, в конце прошлого года состоялся телефонный разговор как раз между главами военных ведомств двух сторон, и это не стало никаким прорывом. Что касается того, что коммуникация по военным вопросам сохраняется, такого рода обязательства действительно есть у европейских стран, согласно Венскому документу, в рамках ОБСЕ, о проведении, например, военных учений. Например, если количество военных превышает девять тысяч, сторона информирует, если количество военных превышает тринадцать тысяч, то, соответственно, даже приглашаются специалисты ОБСЕ для мониторинга этих учений и т.д. Есть очень много военно-технических вопросов, без решения которых, если нет линии коммуникаций, конфликт еще больше усугубляется. Это что касается военного аспекта. В то же самое время на политическом уровне противоречия не исчезают и не исчезнут, и это не только вопрос Украины. Это прежде всего вопрос системы ПРО в Европе, с которым до сих пор РФ не согласилась. Грубо говоря, есть ежедневные рутинные вопросы, которые лучше держать под контролем, и они не вызывают таких больших споров. А есть глобальные противоречия, которые всегда будут оставаться.

-А что тогда предусматривает этот переговорный процесс, о котором сейчас заговорили?

— Что касается как раз этой военной линии коммуникаций, то это такие, в основном, рутинные вопросы технического характера. Также это могут быть вопросы антитеррористических операций на Ближнем Востоке, ситуация в Сирии и т. д. Но опять-таки, стороны будут говорить лишь о военных аспектах, о так называемых мерах повышения доверия непосредственно с точки зрения военно-технического аспекта. Никаким образом эта линия коммуникаций не может решить политических и геополитических противоречий между сторонами. Потому что уровень принятия решений по политическим вопросам находится не на уровне военных ведомств.

-Может ли встреча представителей НАТО и России или активизация переговорного процесса каким-то образом отразиться на ситуации в Украине?

— Я думаю, что нет. Максимум, что могут стороны — декларативно признать территориальную целостность и призвать все стороны конфликта выполнять минские соглашения, как раз таки военный аспект минских соглашений. Но, как мы видим, уже сколько времени прошло, конкретных действий мало, чтобы эти минские соглашения были выполнены.

— Сейчас официально не подтверждена и не опровергнута информация о якобы запланированной на январь встрече между командующим Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе Куртисом Скапарротти и главой генштаба армии РФ Валерием Герасимовым. Может ли состояться эта встреча?

— Встреча может состояться, даты тяжело говорить. Я думаю, что ведется работа на уровне непосредственно помощников, людей, ответственных за организацию этой встречи. И, скорее всего, стороны находятся на этапе как раз таки выбора даты, согласования повестки дня, это обычная практика для подобного рода встреч. Что касается даты, например, официальный сайт НАТО до 16 января такую встречу не анонсирует. Я думаю, что когда стороны на рабочем уровне согласуют дату и повестку дня, тогда мы увидим какую-то более-менее официальную информацию.

-Что может означать недавнее заявление генсека НАТО Йенса Столтенберга о сохранении подхода, согласованного на Варшавском саммите альянса. Цитата: «Мы усилили нашу коллективную безопасность, но остаемся открытыми к диалогу?»

— Это означает, что поддержка так называемого восточного фланга НАТО в смысле переброски вооружений, в смысле усиления политической поддержки странам восточной Европы будет сохраняться и увеличиваться, НАТО не отказывается от санкций против РФ и считает поведение РФ дестабилизирующим для региона восточной Европы и в целом для безопасности европейского континента. Вот в этом контексте оно и будет сохраняться. А к диалогу они открыты. Опять же таки, если мы возьмем через призму Украины: если РФ покажет прогресс по минским соглашениям, тогда НАТО может начать процесс по смене жесткой политики по отношению к РФ, то есть, по уменьшению переброски военных сил и средств в страны восточной Европы.

-Кто из политиков с обеих сторон может выступать за такие переговоры, а кто будет против?

— Процесс абсолютно обоюдно выгодный, сторонам необходимо понимать, что происходит с военно-технической точки зрения. Что касается политиков, опять же, все выступают за переговоры, но никто ни в России, ни в НАТО, ни в США не готов уступать в своих позициях. То есть, встреча ради встречи может пройти, за нее могут выступать и конечно ее выставят как символ того, что стороны открыты к диалогу, но это никоим образом не будет означать кардинальную смену в поведении или РФ, или НАТО, или США.