Андрей Золотарев: откуда взялись «дорожные» деньги?

Опыт многих стран мира, которые преодолели массовую безработицу и экономическую депрессию именно благодаря активному дорожному строительству, говорит в пользу такого пути.

В facebook нагнетается скандал о том, что деньги должны были  идти на борьбу с ковидом пошли на дороги. Информационный вброс сделал экс -министр финансов Уманский написавший у себя в facebook, что 32 миллиарда предназначенные на борьбу с COVID были перенаправлены на дорожное строительство.

Анонсированное появление Уманского в студии Шустера, так и не состоялось. Это в свою очередь это породило подозрения, что как говорят злые языки свой скандальный пост он писал не приходя в сознание.

      Поэтому дискуссии в эфире не состоялось, соответственно Уманский не привел своих аргументов и доказательств. Отдельный вопрос были ли они у него вообще. Другая же сторона в эфире у Шустера в лице главы Укравтодора Кубраков разъяснила откуда взялись и на, что ушли «дорожные» деньги. На дороги пошли  35 миллиардов и это не деньги на больницы, борьбу с COVID и тд. Это деньги, которые планировались на дороги еще до пандемии, они были получены в результате победы в Стокгольмском арбитраже и было логичным не проедать их, а  вкладывать средства в инфраструктуру. На этой неделе зам главы офиса Президента Кирилл Тимошенко в интервью Олесе Бацман более подробно остановился на этой резонансной теме: «Ковидный фонд» составлял 32 миллиарда. Отдельно были деньги, которые планировали потратить на дороги. Это деньги от Стокгольмского арбитража (которые «Нафтогаз» отсудил у «Газпрома») . Когда создавался «ковидный» фонд, Минфин и Кабмин решили вывести эти деньги через «ковидный» фонд. Это было нашей ошибкой. Но нельзя было перевести деньги напрямую из «Нафтогаза» в «Укравтодор». Деньги поступили в фонд. Эти деньги не «ковидные». Сейчас в «ковидный» фонд добавится еще 10 миллиардов. Будет 42 миллиарда».

 Таким образом 32 млрд на борьбу COVID не трогали.  Эти «минздравовские» деньги не пошли дорожникам. Проблема здесь скорее в плоскости коммуникации, впрочем ошибки с коммуникацией признал и К.Тимошенко.

Наверняка стоило бы обратить внимание на то, что  еще несколько лет назад состояние дорог характеризовали как «ужасное» и «катастрофическое». Доходило до трагикомических ситуаций когда у зам. Министра инфраструктуры в Закарпатье у машины на ходу вырвало колесо.

Было много разговоров о необходимости решения проблемы , а ситуация с состоянием дорог только ухудшалась.

Сейчас таких оценок значительно поубавилось. Инициированный Зеленским проект «Большая стройка» был обеспечен радикально увеличившимся финансированием и это не могло не принести результаты.

Вопреки критическим оценкам высокие затраты на модернизацию отечественной инфраструктуры оправданы в конечном итоге, поскольку послужат толчком для развития украинской экономики и ликвидируют неравномернось роста регионов.

Недостаточно развитая инфраструктура является сдерживающим фактором для развития регионов. Неравномерно развитая инфраструктура отражается на неравномерном развитии областей или районов. Получается замкнутый круг: чем хуже дороги в регионе, тем он менее привлекателен для ведения бизнеса; но чем меньше в регионе объем производства, тем хуже дороги. Невозможно ожидать притока инвестиций, не занимаясь подготовкой инфраструктуры. Те кто разгоняет «зраду» почему-то мало говорят о том, что больных в больницы возят по дорогам, многие из которых отремонтированы в 2019-20 г.г..

Каждая гривна, вложенная в строительство дорог, обеспечивает прирост ВВП на 2,5 грн. Но, чтобы обеспечить такой прирост, приоритетом для страны должно стать дорожное строительство. Это уже дает тысячи рабочих мест, зарплату, налоги и перспективу для многих коллективов, в том числе в смежных отраслях (всего в строительстве автодорог задействованы предприятия 28 отраслей). Опыт многих стран мира, которые преодолели массовую безработицу и экономическую депрессию именно благодаря активному дорожному строительству, говорит в пользу такого пути.