Антикоррупционная политика в Украине — как сделать ее эффективной? — Василий Вакаров

Василий Вакаров, юрист, политолог, эксперт по антикоррупционной политике,  член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ написал статью для третьего сборника ИНПОЛИТИКА.

 

Начну с предложений, которые на мой взгляд, смогут сдвинуть с мёртвой точки решение проблемы уровня коррупции в нашем государстве.

Действенным предложением могло бы стать назначение Василия Грицака руководителем Национального антикоррупционного бюро Украины. Вместе с этим назначением, в НАБУ следует перевести сотрудников управления “К” Службы безопасности.

Таким образом общество получит полноценный правоохранительный орган, которому ничто, и никто не будет мешать начать реальные процессы против высших должностных лиц Украины, подозреваемых в коррупционных правонарушениях.

Второе предложение касается реорганизации Национального агентства предотвращения коррупции, путем ликвидации 15-ти функций и сокращения сотрудников до 50 человек. Эти люди будут вести, в основном, техническую и аналитическую деятельность. НАПК необходимо перевести в ведение Верховного Совета Украины.

Третьим пунктом в реализации программы уменьшения коррупции должна стать ликвидация всех структур и увольнение чиновников, “занимающихся   антикоррупционной деятельностью” в системе органов исполнительной власти. Никакой реальной пользы от деятельности заместителей “антикоррупционных” министров, отделов, секторов предотвращения коррупции в министерствах и ведомствах общество не получило.

И, наконец, последнее предложение. Общественные активисты, занимающиеся “адвокацией или лоббизмом”, обязаны декларировать свои расходы, во-первых, для того, чтобы получить доверие и поддержку граждан Украины, а, во-вторых, для подготовки этих граждан к необходимости в скором времени декларировать собственные расходы. Реализация первого предложения зависит от одного должностного лица – президента Петра Порошенко, ибо в его компетенции находятся вопросы назначения и увольнения руководителей НАБУ и СБУ.

Кроме того, именно президента Украины воспринимают все стейкхолдеры как главного человека в борьбе с коррупцией. И, если он искренне ненавидит повальную коррупцию, разъедающую страну, то у него расширятся возможности заставить законы работать.

Исполнение третьего предложения относиться к компетенции Премьер-министра Владимира Гройсмана, поскольку НАЗК является центральным органом исполнительной власти. Назначением заместителей министров занимается также Кабмин. Прямой интерес руководителя правительства заключается в том, что он избавится от неприсущей функции, навязанной ему извне. Да и за антикоррупционную реформу в Украине должен отвечать один человек.

В реализации второго предложения больше всего заинтересованы депутаты Верховного Совета. Напомню, что именно антикоррупционному агентству депутаты сдают свои декларации, и оно же проверяет финансирование партий, прошедших в парламент. Поэтому не вижу никаких сложностей в изменении действующих норм соответствующего законодательства.

Поскольку мы определились с исполнителями предложений предлагаю заняться тем, с чего обычно начинают эксперты: а зачем и кому это нужно? Это необходимо всем нам, гражданам Украины, поскольку мы наняли на работу и платим деньги сотрудникам как антикоррупционного бюро, так и службы безопасности, которые должны бороться с главными коррупционерами страны.

И если глава НАБУ Артём Сытник просит передать ему право подслушивать и подсматривать за главными коррупционерами, а это право есть у СБУ то почему его не передать из одного органа в другой? За два года я не видел ни одной пресс-конференции, на которой бы оба руководителя НАБУ и СБУ совместно отчитывались об успехах в борьбе с коррупционерами. Я не говорю о совместных занятиях или операциях оперативных сотрудников обеих структур.

Именно в этом и есть проблема. Вместо того, чтобы заниматься делом, которые мы им поручили и за которое мы платим, они ставят палки друг другу и мы не видим результата их деятельности. Общество, выступая заказчиком и финансируя деятельность должно видеть, знать и осязать результаты работы правоохранительных органов в виде привлечения коррупционеров к ответственности и поступления денежных средств в бюджет.

Полагаю, что наши западные партнёры, как наиболее заинтересованная часть группы стейкхолдеров поддержат нас в этом практическом шаге, если они заинтересованы в результатах деятельности НАБУ.

Если же они заинтересованы в чтении наших законов (написанных для дураков) и прислушиваются к власти – которая, в свою очередь, рада сбить их с толку и продолжить вести дела привычным образом, то эти предложения рискуют остаться не реализованными.

Реальные результаты органа противодействующего коррупции дадут ответ ещё на один вопрос: а какой уровень коррупции в Украине? И в какой сфере он больше? Многочисленные рейтинги и исследования “уровня восприятия” коррупции больше похожи на заказные статьи, преследующие совершенно иные, не имеющие ничего общего с реальным положением дел, цели.

Одной из пяти функций реорганизованного НАЗК как раз и будет создание национальной системы измерения уровня (а не восприятия) коррупции в Украине. Эти измерения должны проводиться систематически. И мы, и эксперты заинтересованы в этом.