Большой передел: средний класс — с вещами на выход!

Давным давно научно и религиозно доказано: чтобы наш жизненный успех состоялся, нужно, чтобы за него кто-то заплатил. Граждане развитых стран борются за экологию, ограничения выбросов, зеленую энергетику и выступают против строительства дамб. Как недавно в Квебеке, где даже додумались речке присвоить статус юрлица.
По-человечески это очень понятно: всем хочется быть богатым и здоровым и не угробить в погоне за сверхпотреблением окружающую среду. А заодно и себя, как часть этой среды. Экологичность сегодня — неотьемлемая часть жизненного успеха и цивилизованного потребительского стандарта. Но кто за это заплатит?
Если платить самим, то надо трансформировать социально-экономическую модель, сильно ограничить потребление каждого своего гражданина и жестко контролировать его. Включить на полную мощь аппарат климатической и экопропаганды, по сути превратив ее в квазирелигию, по заветам тоталитарных обществ. А заодно искоренить и все, что работало на возрастающее потребление и производство — то есть извести на корню главный мотор и нерв капитализма. Деиндустриализировать и демодернизировать западную цивилизацию под видом «новой экономики», «новой этики» и «нового технологического уклада».
Такое под силу только настоящим Революциям, которые, как известно, погружают мир и общество в «созидательный хаос». И дальше дело вкуса: кто-то делает акцент на созидании, а кто-то на хаосе. Но очевидно, что чисто в оруэлловской парадигме «мир это война», борьба за «устойчивое развитие» должна, как минимум на начальном этапе, демонтировать эту устойчивость.
Большая перезагрузка очевидно чревата большим переделом — за жизненный успех в любом, даже в его экоклиматическом понимании, нужно бороться. Нужно будет по-новому переделить мир, влияние, товарные и финансовые потоки, частную собственность. Последняя — краеугольный институт капитализма, который придется пустить под нож. Под предлогом борьбы за любое «общественное благо». Это может быть не только забота о климате и экосистемах, но и противостояние внешнему агрессору, и социальная справедливость, и общественное здоровье, и государственные интересы. Вообщем, революционная целесообразность.
Украина, точно подтверждая мнение марксизма по поводу капиталистической периферии, вполне логично оказывается в зоне этого опережающего тренда одной из первых. Где глобальная система тоньше, там она и рвется. Майдан стал моделью, по которой пошли процессы во многих странах. Вплоть до США, где «созидательный хаос» пока больше походит на просто хаос. А теперь давайте посмотрим, что происходит в Украине с институтом частной собственности. Его практически нет, это симулякр, а не реальный институт. К старому принципу домайданных времен «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», добавился принцип «так нужно для общественной пользы». Можно забрать Приватбанк, потому что его доля в финсекторе слишком велика, а это общественная угроза. Можно закрыть телеканалы, по той же причине. Можно начать передел недр и земли под лозунгом восстановления общественой и исторической справедливости. А рейдерские захваты и махинации с реестрами и судебными решениями, «было ваше, стало наше» вообще стали привычной бизнес-реальностью, которая давно никого не шокирует.
«Капитализм стейкхолдеров» предлагает действовать в той же логике, но как бы в правовом поле и как бы под благовидным предлогом. Причем, «общественные советы», «союзы», «клубы», «движения» и «комитеты» (так теперь будут выглядеть «комиссары в пыльных шлемах») склонятся молча не только над государственными структурами, но и над средним бизнесом. Странно, но представители этого класса до сих пор плохо понимают, что «капиталистическое кино давно кончилось»: их инновационности и развитию скоро перестанут апплодировать. Зато, крупный олигархический бизнес это хорошо понял. Сообразно логике капитализма, бизнесмен стремится к умножению капитала, активов, большей доле на рынке. В этой логике — сверхконцентрация активов — это феноменальный личный и бизнес-успех. Сверхбогатый и сверхуспешный человек пока еще является иконой современной культуры, но уже изрядно потускневшей… Приват контролировал 22 млн счетов и 60% всех банковских транзакций. Ахметов — более 80% тепловой энергогенерации, 80% добычи энергетического угля и 60% добычи железной руды. Медведчук не только крупный игрок на рынке газа, но еще и сконцентрировал медийные активы, позволявшие контролировать до
45% топ информационных программ страны.
Такая сверхконцентрации активов в одних руках нередко происходила накануне революций. Например, Русская революция произошла не столько по злой воле большевиков, сколько вследствие социально-экономических процессов, подготавливавших переход к «государственному капитализму».
Нечто похожее мы наблюдаем и сегодня, когда глобальный мир снова беременен идеей «групповой, коллективной собственности». Именно в силу сверхконцентрации активов их в той или иной форме очень легко обобществить. Новые идеологические интонации и оттенки и отсутствие миллионов трупов (возможно, пока) смысла происходящего не меняют.
Механика процесса понятна. Сперва мы национализируем активы главных мироедов, помещиков и капиталистов, Коломойского, Ахметова и Медведчука… А потом доберемся и до профессора Преображеского, чтобы отнять у него две комнаты из семи, потому что и его бытовые активы черезчур велики — семи комнат нет ни у кого в Москве!
А потом дойдем до каждого, чтобы рассказать о том, что «общественная польза» требует не только носить бесполезные маски, но и отказаться от мяса, авиаперелетов, путешествий и больших квартир — не просто так, а в пользу детей Германии!
«Вы что, не любите детей? И Грету Тумберг не любите? Да вы просто зверь!»
Но что-то мне подсказывает, что высокий уровень потребления некоторым все-таки будет гарантирован — как всегда жизненный успех будет достигнут за счет неуспеха других. Во-первых, «комиссары» всех уровней — от глобального ЦК до сельсовета — должны хорошо питаться, чтоб быть эффективной «честью и совестью» эпохи. Во-вторых, развивающимся странам, так и не успевшим сполна вкусить сладости капиталистического развития, придется вернуть ложку прогресса тем, в чьих руках она смотрится более органично.
И в-третьих, больше всего будет обидно среднему классу. Особенно этих самых развивающихся стран: можно сказать, только жить начали, и вот опять…
Впрочем, как говорил герой Высоцкого, наказания без вины не бывает.
Просто не стоило демонстрировать превратно понятую «социально приемлемую» позицию и апплодировать модным политико-идеологическим трендам, авторство которых принадлежит не вам.
<