Что нанесет удар по потребительскому этосу?

Потребительскому этосу нанесет мышечный удар. Болезненный такой удар по его гордому величественному самолюбию, омытому в океане беззаботного сладострастрия.

Жалкое нытье нежелающих ломать привычный гедонистический уклад своей грешной и скучной жизни. Беззаботные и безумные загнаны в парасоциальный локдаун, который они непременно желают завершить принудительным занавесом с плаксивым хэппи-эндом и титрами главных виновников.

Округлившиеся от инстаграмного быта домохозяйки, надувающие щеки барыги со свиными глазками, замкнутые в себе офисные хипстеры в зеленых штанишках ранее жили маленьким величием своих теней при закате солнца. Но солнца вдруг не оказалось…

Невидимая рука мирового разума смеется и над верой, запирая понтифика в каменные смены холодных от скверны палат. Зараженные иконы, священники в вертолетах, вечерняя в онлайн. К фальшивому небосводу строить бруклинский мост многим совершенно невмоготу.

Растерянные глаза политиков. Маленьких таких и никчемных. Дефицит звездных лидеров, превращенных в мотыльков, летящих в электоральный камин. Топка загорается охотно, ведь раскидана такая скверная колода тузов, королей и шестерок.

Замотанные словно пленкой от старых бабин журналисты пытаются смастерить фурор. Как в последний день. Мазки наносятся, да так, что трупный смрад кажется где-то там, далеко. В телевизоре всегда все кажется чем-то дальним и недосягаемым.

Едва лишь видно, как в улыбчивых весенних тенях разворачивается яркое вирусное зарево, тянущее к себе сперва десятки, потом тысячи, совсем скоро миллионы.

Экспонента нокаутировала экзистенцию. И две математические прогрессии словно соревнуются между собой, вызывая колебания хрупкого гуманизма.

Дефицит оного требует лишь рваного варева. И чтоб появились антитела, увы, нужно непременно окунуться в исчисление гибели. Вопрос лишь в том, на какой цифре человечек задумается…

Олег Постернак — политолог, член ИНПОЛИТ.