Гаврилечко: в обозримом будущем нас ждет очередной военный передел мира

США приостанавливают финансирование Всемирной организации здравоохранения, упрекая ее в недальновидности и несвоевременной реакции на распространение коронавируса. Критика ВОЗ, не лишенная справедливости, обрушилась в самом разгаре пандемии. Тем временем некоторые специалисты высказывают скептическое мнение по поводу смертности от коронавируса и возможных манипуляций со статистикой. Эти процессы происходят в то время как рядовые граждане посажены на карантин, а экономика несет убытки. Мир застыл в ожидании вакцины от коронавируса, но необходимость в ней – также дискуссионный вопрос. Что правда, что миф в окружающей нас информации, в интервью ГолосUA рассказывает эксперт «Украинской Фабрики Мысли», член ИНПОЛИТ Юрий Гаврилечко.

– Каково значение Всемирной организации здравоохранения в нынешней пандемии?

– Я считаю, что именно ВОЗ является основным организатором и поставщиком фейковой информации, причем это не первый раз за последние 10 лет ВОЗ ловят на абсолютных фейках. Самым крупным фейком до так называемой эпидемии коронавируса была фейковая эпидемия свиного гриппа. Механизм простейший до невозможности: ВОЗ получает деньги от компаний, которые занимаются продажей медпрепаратов, техники и так далее, и разгоняется очередная информация о вирусе. В частности, свиной грипп был создан для того, чтобы продать дикое количество «Тамифлю», выпущенного для другой фейковой эпидемии, а именно птичьего гриппа. Оказалось, что никакой пандемии нет, а вакцины остались. В ВОЗ вы не найдете врачей, там масса чиновников, причем нынешний глава ВОЗ не имеет медицинского образования. Это не мешает ему делать фантастические заявления, которые не к лицу профильным специалистам.

– Насколько я помню, глава ВОЗ из Эфиопии и он проводил медреформу у себя на родине…

– Он менеджер. Давайте вспомним, что именно благодаря ВОЗ мы имеем такую интересную штуку под названием протоколы лечения. Мало кто понимает, что ни один врач болезни не лечит. Врач помогает организму конкретного пациента справиться с тем или иным заболеванием. Это главная задача врача. Врачи не лечат. Протокол – это определенный набор методик для лечения болезни. Естественно, когда используется данная схема, она подходит далеко не всем. Сделано это для того, чтобы обеспечить страховые компании, компании-производители препаратов, техники для медицины клиентами и свести к минимуму риск судебных издержек в случае неправильного лечения. Врачам это тоже очень выгодно: они придерживаются протокола, если пациент при этом умер, это личные проблемы пациента. Протокол же выдержали.

– Была информация о том, что Трамп и госсекретарь Помпео в один момент заявили о неэффективности ВОЗ и пересмотре сумм, которые выделяет Америка на финансирование этой организации… Затем Трамп приостановил финансирование ВОЗ… О чем это говорит?

– Что, наконец-то, до мировых лидеров начало доходить, что что-то здесь не так и у ВОЗ свои личные бизнес-интересы, которые никакого отношения к здравоохранению как таковому не имеют. Мало того, это абсолютно нормальное явление, и говорить об их коррумпированности можно относительно по одной простой причине. Как только медицина стала бизнесом, то смысл слова «коррупция» в медицине исчез. Если вы продаете товары и услуги, то какая может быть коррупция? Это обычный бизнес. Только вместе с тем, как медицина превратилась в бизнес, исчезло понятие «здравоохранение», потому что задача системы здравоохранения – охранять здоровье, а именно предпринимать определенные шаги по профилактике и предупреждению заболеваний. А задача бизнеса – поддерживать пациента в состоянии хронической ремиссии, чтобы его стабильно кормить препаратами. Здоровые люди для системы страховой медицины нужны исключительно как источник денег. А для системы оказания услуг нужны хронически больные. Два этих тренда периодически борются друг с другом или дополняют друг друга, но медицины здесь особо нет, кроме как в оказании услуг, а здравоохранения нет вообще никакого. Это не о здравоохранении.

– Если в 2009 году была задача сбыть «Тамифлю», то в этом году также есть мотив продать различные медицинские товары, но есть и более глобальные задачи?

– В этом году кроме всего прочего есть замечательный момент чисто политического заказа: давайте-ка посмотрим, насколько оперативно можно влиять на массовое сознание. Эксперимент удался с четвертой попытки. Оказалось, что можно и очень быстро. Люди, которые традиционно не верят ни в какие заявления чиновников относительно экономики, политики, экологии и других вещей, внезапно поверили политикам и чиновникам, которые заговорили об эпидемии. С какой стати?

– Или, например, СМИ, к которым тоже доверие не столь высоко…

– Да, а тут все начали верить. Верили до тех пор, пока не оказалось, что денег на дальнейшую жизнь нет, и начали разыскивать факты. Включился когнитивный процесс, который начал показывать, что никакой эпидемии нет, а есть совершенно другое. Для понимания совершенно другого программа поддержки экономики в США составляет 6 триллионов долларов. Из них на все противоэпидемические мероприятия выделяют меньше 50 миллиардов. Правда, что-то не соответствует пониманию борьбы с эпидемией?

– Кроме тестирования массового сознания, для чего могут использовать этот момент? Для определенных политических и экономических трансформаций?

– Для чего происходят спады экономики подобного рода? Чтобы организовать очередной передел мира. Средний класс беднеет и достаточно резко. Он переходит в разряд бедных граждан. Бедные граждане начинают больше зависеть от государства. Зависимые от государства граждане очень просто организуются потом в пушечное мясо, отправляемое на войну. Скорей всего, нас в обозримом будущем ждет очередной военный передел мира.

– Усилился и контроль за гражданами… Можно отметить и этот момент…

– Да, но, если думают, что следующая война будет приблизительно такая же, как была Первая мировая или Вторая мировая, так не обязательно. Первые два десятилетия ХХІ века показали, что вполне можно организовывать массу локальных конфликтов на очень большой территории, чем можно спокойно отводить проблемы от цивилизованных стран.

– Манипуляции статистикой смертности… Насколько они распространены? Например, в этом обвиняют Италию…

– А мы что, видим что-то, кроме манипуляции? Мы, кроме этого, ничего не видим.

– Но народ-то умирает…

– Народ постоянно от чего-то умирает. В Украине каждый день умирает где-то 1600 человек. Вы где-то видите постоянно обновляемую статистику, что сегодня умерло 250 человек от рака, 20 человек от пневмонии, 10 человек от туберкулеза, 550 человек от инфаркта и инсульта? А именно столько людей каждый день умирают в Украине. В ДТП гибнет как минимум 10 человек в день.

– То есть подачу статистики смертности мы можем воспринимать как обоснование сценария?

– Даже статистики нет. Перечисление случаев смерти – не статистика. Статистика – это соотношения, а их тут нет. Соотношение должно быть чего-то к чему-то. Чтобы это была статистика, это соотношение должно быть методологически правильным, то есть летальность определяется количеством умерших за период к общему количеству зараженных и переболевших за этот же период. А у нас подается количество заболевших в основном в тяжелой форме и количество умерших. Непохоже на попытки разобраться с летальностью. В Италии тоже изумительная вещь. По рекомендации той самой ВОЗ у всех граждан, у которых аутопсия подтвердила наличие коронавируса, в причине смерти пишут – коронавирус. Имеет ли какое-то отношение коронавирус к смерти? Нет. Между прочим, об этом уже заговорили патологоанатомы в той же самой Германии. Есть несколько интервью узких специалистов, которые говорят, что от коронавируса еще никто не помер. Единственная страна в мире, которая подает статистику адекватно, – это Беларусь. На сайте Минздрава Беларуси указано, что такое-то количество граждан с массой хронических заболеваний, умерших за этот период, имели в том числе и позитивный тест на коронавирус.

– Логично, что и карантин в Беларуси не вводили…

– Это абсолютно адекватно. Давайте вспомним, что такое карантин. Карантин – это ограничения, вводимые для больных, которые могут представлять угрозу для здоровых. Где у нас карантин? Давайте называть вещи правильно. Тогда все ответы появятся до того, как успеешь задать вопрос.

– А что произошло в Николаевской области? Не было пациентов длительное время, и только недавно появились…

– Как по мне, все очень просто. Украина – единственная страна, которая не ввела никаких ограничительных мер по экспорту продовольствия, а из Николаева шла большая часть перевалки зерна. Украина по сравнению с предыдущим годом еще и нарастила экспорт зерна. Поэтому там и не было коронавируса.

– Когда-нибудь появится вакцина от коронавируса… Что тогда?

– Коронавирусы известны мировой науке достаточно хорошо, начиная с 60-х годов прошлого столетия. И никто против них вакцину не делал. Неужели за столько времени ученые были настолько глупы и недальновидны, что не озаботились данной проблемой? Как думаете почему? Потому что не имеет смысла. Потому что в любой сезон тот штамм, который сейчас развивается, быстро мутирует, снижая вирулентность, контагиозность и летальность. Вакцину можно сделать, и можно вакцинироваться, но это не будет иметь особого смысла. Вакцина – это не лекарство. Это средство профилактики. Как любое средство профилактики оно имеет смысл против редко меняющихся штаммов вируса. Против быстро мутирующих вирусов она неэффективно работает. Ее нужно будет постоянно менять. Как будем угадывать, какой из почти сотни разновидностей коронавирусов решит мутировать в этом году и организовать очередной всплеск заражения? Если бы специально на этот вирус никого не тестировали, он бы не был заметен почти никому. При том количестве заболевших, что сейчас фиксируется, и том количестве умерших от последствий, никто вообще не заметил бы, что что-то поменялось в сезонных заболеваниях острыми респираторными инфекциями, которых дикое количество.

– Если появится вакцина против коронавируса, это тоже бизнес?

– Вакцина против коронавируса – бизнес. Напомню, что основные претензии к ВОЗ и движение антипрививочников появились, когда появились вакцины, сделанные непонятно где в Индии, которые кроме стран третьего мира нигде не использовались. От их применения начали умирать дети. До этого, когда использовались качественные вакцины, в том числе советской разработки, – они были одними из лучших в мире, – то как-то ничего похожего не было. Всегда были единичные случаи гиперреакции на что-либо, но настолько массовых последствий вакцинации не было. Именно ВОЗ приложило свою руку вместе с украинскими чиновниками к тому, чтобы на территорию Украины попадали исключительно некачественные вакцины для всеобщего применения. Либо просроченные вакцины. Сейчас 2020 год, а Украина не получила те препараты, которые по линии международных организаций были проплачены еще в 2016 году. А вот тут уже точно можно говорить о коррупции, только не со стороны ВОЗ, а со стороны местных украинских чиновников.

– Может ли быть риск в том, что вакцинироваться от коронавируса прикажут в обязательном порядке?

– Поскольку вакцины от РНК-вирусов делаются на основании белковых оболочек, а не самих вирусов, то, к счастью, данные вакцины достаточно безопасны, потому что механизм действия вакцины простой для тех, кто это изучал. Организм вырабатывает специфический иммунный ответ на ту конфигурацию белковой оболочки, которая попадает к нам внутрь. Когда нападает вирус, то есть готовые иммуноглобулины, которые быстро прибегают к тому месту, то блокируется возможность вируса попасть в клетку и размножаться. Это, если совсем примитивно описывать, — только часть процесса.