Какие выводы можно сделать из конфликта между Луценко и Гриценко?

Политтехнолог, член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ Олег Постернак рассказал о причинах конфликта между семьей генпрокуратура Юрия Луценко и Анатолием Гриценко.

Разберем предвыборный кейс войнушки между Луценками и Гриценко.

Гриценко прекрасно знал, что в планах власти запустить тему злоупотреблений с военным имуществом в бытность его министром обороны.

Превентивно ничего не было сделано, чтобы обыграть это в свою пользу, заговорить и снизить эффект новизны, привязать тему к преследованиям, вообщем сделать все, что сведущие люди называют «прививкой».

Вместо этого Гриценко погрузился в штабные интриги, бесполезные разговоры о едином кандидате демократических сил, какие-то мало понятные переговоры.

И вот, когда в январе стало ясно, что ГБР возбудило уголовное дело, причем с солидным фактажем по расстрате военного имущества (и на этом фоне как то пиарить тему «самого честного» сложно), какими-то трезвыми умами было решено пуститься на опережение и спровоцировать кого-то из властных топов на личный конфликт.

Объектом был выбран сын четы Луценок, а стиль месседжа крайне обидный: «война на Донбассе давно бы закончилась, если бы он (Луценко) не прятал сына от фронта».

Ответ генпрокурор Юрий Луценко был молниеносным: «Но понятие чести у меня и моего сына совсем другие, чем у этого г…»

Цель штаба Гриценко очевидная — смещение фокуса информационной дорожки с репутационного риска от уголовного обвинения в личные разборки с топовым представителем правоохранительной структуры, что позволяет преподнести это преследование как личные счеты Луценко с «самым честным».

Два вывода. Во-первых, радует, что в штабе Гриценко есть еще толковые бойцы коммуникативного фронта (хотя бы в теории задумки). Надо сказать, что Луценки поймали наживку и пошли буром.

С другой стороны, у Гриценко как не было, так и не появилось стратегической линии в отношении борьбы с нападками. Он выглядит слишком слабым в попытке отбиться. А тактика правдоруба больше опускает восприятие Гриценко к позиции «интеллигента-очкарика», а не рассудительного полковника.

Военный не играется в словесные баталии, военный планирует и действует.

Подуймайте об этом.