Когда наступит первый день мира на Донбассе? — политолог Сергей Быков

Войну на Донбассе, которая продолжается  четыре года и конца ей не видно, почему-то боятся называть войной. Эксперты говорят, что переименование Антитеррористической операции на Операцию объединенных сил, по сути, ничего кардинально на «восточном фронте» не изменит. Противоборствующие стороны  продолжают поливать друг друга шквальным огнем, складывать оружие и переходить к мирному урегулированию пока никто не собирается. О том, принесет ли положительные плоды ликвидация АТО и введение ООС вследствие принятия закона о реинтеграции  Донбасса,  корреспонденту ГолосUA рассказал глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ Сергей Быков.

— Сергей, какие последствия для Донбасса будет иметь переименование АТО в ООС (Операцию объединенных сил)?

— Ликвидация АТО вследствие принятия закона о реинтеграции Донбасса существенным образом не приведет к каким бы то ни было положительным  перспективам, и она ни на йоту не передвинет первый день мира, поскольку данный закон не имеет ничего общего с реинтеграцией Донбасса, и нем будет прописано ни одно положение. Ключевая норма, которая в этом законе заложена, — это ликвидация АТО, которая вызвана в частности законом о борьбе с терроризмом.  Ведь до момента вступления в силу закона о реинтеграции Донбасса мы видели возможность судов опираться только на  закон о противодействии  терроризму. Соответственно, на все разрушения, какие люди понесли и претерпели – разрушения автомобилей, домов, движимого и недвижимого имущества, причинений вреда как морального, так и физического  непосредственным жителям – все это компенсировалось украинским бюджетом, поскольку суды не могли принимать другое решение. Вследствие антитеррористической операции тут четко идет корреляция с законом о борьбе с терроризмом. Соответственно, Украина должна компенсировать полностью все издержки, а следующий этап — государство должно уже искать этих террористов, которые совершили преступления и уже с них пытаться взыскивать материальные средства.

— Это как-то не определенно… Как государство будет искать этих террористов?

— Да, поэтому был принят так называемый закон о реинтеграции Донбасса, который урегулировал данную проблему. Теперь вопросами компенсации должна заниматься  страна-агрессор, которой определена Российская Федерация. То есть, в результате Украина будет обращаться в суды против Российской Федерации на основе этого закона и ряда международных договоров. И требовать со стороны Российской Федерации  компенсации за те все нарушения.

— Все это касается, прежде всего, финансовой стороны?

— В первую очередь, это касается финансовой стороны. Речь идет не о реинтеграции, а о финансах. Самое главное – у сегодняшней власти нет стратегического видения  того, каким будет первый день мира.

А когда должен наступить первый день мира?

— Независимо от того, наступит первый день мира завтра или через пять лет, я подразумеваю, что это будет страшный день для Украины – именно первый день мира. Ведь в случае не проведения  стратегических, законодательных и экономических изменений это будет огромной проблемой как для жителей континентальной Украины, так для жителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей и Крыма, в случае реинтеграции всех этих территорий. Сегодня у власти нет рецепта, как этим людям общаться друг с другом, как им взаимодействовать друг с другом, ведь еще вчера они воевали друг против друга и убивали друг друга.

— Видимо, нужно какая-то государственная концепция…

— Безусловно, нужна концепция, которая должна быть инициирована снизу вверх. Здесь как раз можно отметить положительные инициативы общественной организации «Сила права», которую возглавляет член совета «Батькивщины» Андрей Сенченко. Они как раз начали осуждение именно снизу вверх  законопроекта о прощении, который бы позволил снизить  количество людей, которые будут привлекаться к уголовной ответственности. Ведь если смотреть по сегодняшнему законодательству, то на этих территориях 1 миллион человек должен быть осужден за преступления против Украины.  Это не только люди, которые с оружием в руках убивали мирных граждан или военнослужащих ВСУ, это  также все учителя, все медсестры, врачи, служащие районных администраций, это люди, которые точно также работали и в Украине, но они остались на месте, когда оккупировали  какой-то населенный пункт.

— То есть, это люди без вины виноватые?

— Да. Все эти люди сегодня подпадают под статью «Измена родине». Они попадают под статью «Финансирование терроризма».  Банальный мойщик на автомойке, который продолжает работать мойщиком на автомойке, сегодня в данных правовых нормах является также пособником терроризма или спонсором терроризма в Украине, и соответственно,  ему грозит  уголовная ответственность. Как раз законопроектом, который разрабатывает команда Сенченко, подразумевается убрать часть статей уголовного кодекса, которые распространяются на таких людей, и предоставить возможность людям, которые не совершали тяжких преступлений, у которых нет крови на руках, просить суд о прощении за преступления малой и средней тяжести. В таком случае они на какой-то период будут урезаны в избирательном праве. Они будут урезаны в праве занимать определенные должности на госслужбе или служить в армии. Но это даст возможность людям действительно вернуться в нормальную жизнь Украине. Это как раз тот ответ на стратегические инициативы относительно того, каким будет первый день мира. Альтернативы инициатив сегодня нет. Такая инициатива в первую очередь должна была исходить от власти. Самое главное в данной инициативе то, что обсуждение идет как раз снизу вверх. Сверху, допустим, спустили какой-то проект закона и говорят: вот, мы его сейчас будем двигать, будем ломать всех через колено и его принимать. А должно идти непосредственное обсуждение с общественностью, это законопроект разрабатывается в процессе общественного обсуждения. Это обсуждение открыто, в нем может принять участие кто угодно.