Локдаун решает одну единственную задачу – убийство экономики страны

Ситуация с пандемией коронавируса в всем мире, и тем более в Украине, остается непрогнозируемой и непонятной.

Для борьбы с ней в Украине на несколько месяцев вводили адаптивный карантин, потом был карантин выходного дня. Теперь речь идет о полном локдауне на время новогодних праздников.

Впрочем, ряд экспертов утверждают, что ковид – это, на самом деле, не столько медицинская, сколько социально-политическая и экономическая проблема.

Насколько такое мнение имеет право на существование, какой непоправимый урон коронавирус нанес образу жизни украинцев и экономике нашей страны, почему действия власти по борьбе с пандемией так и не выстроились в четкую систему, и к каким последствиям все это в комплексе приведет? Об этом в эксклюзивном интервью интернет-изданию Новости Украины — From-UA рассказал экономический эксперт, соучредитель Аналитического консалтингового агентства «Украинская Фабрика Мысли», член ИНПОЛИТ Юрий Гаврилечко.

Локдауны никак не влияют на здоровье население

Юрий Гаврилечко: — Я никогда не говорил, что коронавирус — это заговор. Я говорил, что пандемия, по сути, носит политический характер, и сейчас продолжаю придерживаться своего мнения.

Взять, к примеру решение УЕФА, по которому Украине засчитали технической поражение в матче со Швейцарией. Некий швейцарский врач решил подстраховаться, и, несмотря на то что у нас есть 13 здоровых футболистов, опираясь на тест, решил, что нет, уважаемые, вы играть не можете.

Напомню, что тест сам по себе не определяет, больной человек или здоровый. Создатель методики ПЦР-тестирования Морис, наверно, в гробу переворачивается, когда его изобретение, за которое он в 1993 году получил Нобелевскую премию, используется всевозможными шарлатанами для того, чтобы зарабатывать деньги. Тест дает ответ исключительно на вопрос — есть ли в исследуемом биологическом материале следы генома коронавируса. И все. Он либо положительный, либо отрицательный. Чтобы сказать о том, заболели вы или нет, должна быть еще клиническая картина. Мало того, также и сопутствующие исследования, которые покажут, что вы действительно болеете, причем болеете именно коронавирусом, а не еще целой кучей заболеваний, которые имеют на самом деле очень схожую клиническую картину. Напомню, что ОРЗ вызывают несколько сотен самых различных вирусов, но почему-то у нас на них никто никого не тестирует.

Новости Украины – From-UA: — Такое впечатление, что коронавирус действительно стал хайпом. Вам не кажется, что ни к чему хорошему этот хайп не приведет?

Юрий Гаврилечко: — Хайповать могут долго и нудно, но в результате вместо того, чтобы людям помогать выздороветь, их начинают лечить. Напомню, что ни один врач никого не лечит, это неверная постановка вопроса. Врач помогает организму справиться с тем или иным заболеванием. Лекарства тоже. Они называются лекарством, но они не лечат, они помогают. Вот если товарищ врач не соображает, что он делает, и вы начинаете принимать препараты, вообще не имеющие ни малейшего отношения к тому, чем вы действительно сейчас поражены, то вам будем намного сложнее выздороветь, а печальные последствия от приема препаратов мы можете почувствовать на себе очень даже оперативно.

Новости Украины – From-UA: — У нас был введен карантин выходного дня. Сейчас уже практически решен вопрос о введении тотального локдауна на время новогодних праздников. По вашему мнению, как это повлияет на распространение вируса, на экономику страны и на наши с вами кошельки?

Юрий Гаврилечко: — Никакие локдауны не имеет смысла вводить, если говорить о вирусологии, эпидемиологии или здоровье населения. Любые ограничения рациональны исключительно тогда, когда ты понимаешь, что ты делаешь, для чего ты делаешь, и когда в процессе этих самых ограничений что-то меняется в системе оказания, предоставления помощи или диагностике. Вы хоть одну страну в мире знаете, которая за время пандемии, что-то изменила в своей системе здравоохранения? Нет. Это означает, что ни малейшей проблемы коронавирус как таковой не представляет, потому что если есть проблема, то с ней начинают бороться, если есть задача, то ее начинают решать. Какую задачу решает локдаун? На самом деле одну единственную — задачу убийства экономики. Если бы одновременно с локдауном, допустим, было бы проведено вакцинирование большей части населения для получения того самого пресловутого коллективного иммунитета, вот тогда это бы имело смысл. Две недели — это вакцинация, плюс еще две недели-месяц — это приобретение иммунитета. Тогда правительства до этого момента аккумулируют средства, потом в течение месяца-полутора эти средства расходуют на поддержку неработающей в данный момент экономики и на обеспечение этой самой профилактической задачи с появлением иммунитета у большинства населения. Нечто похожее мы сейчас видим? Нет. Какие-то локальные локдауны имели бы смысл в том случае, когда в стране катастрофическая ситуация с койко-местами, техническими, лекарственными средствами, и нужно несколько выровнять положение, чтобы количество заболевших было примерно одинаково, дабы не перегружать систему здравоохранения. Опять-таки, такие вещи вводятся периодически для решения этой самой определенной задачи, параллельно с локдаунами, что расширяется количество койко-мест, они обеспечиваются техническими средствами: тот же самый кислород, ИВЛ, в больницы завозится достаточное количество противовирусных препаратов, витаминов, глюкозы, физраствора, систем.

Еще в апреле институт, возглавляемый Русланом Бортником, обратился в Минздрав с вопросом: а какой же у нас коечный фонд? Больше 270 тысяч. А если мобилизировать еще и санаторный фонд, то больше 800 тысяч. Этого хватает. У нас проблема на самом деле в медперсонале, потому что за последние 20 лет количество среднего медперсонала в Украине сократилось более чем вдвое, а количество врачей сократилось приблизительно на треть. То есть койки-то будут, а с врачами незадача.

Новости Украины – From-UA: — В Китае есть такая практика — вообще закрывать города. Учитывая статистику заболеваемости в Украине, может стоит воспользоваться таким опытом, а не делать локдаун выходного дня?

Юрий Гаврилечко: — Еще раз повторюсь: в локдауне выходного дня вообще нет никакой логики ни с какой точки зрения. Это из разряда: давайте сделаем уже что-нибудь, а потом посмотрим. Помните веселейшую историю весной, когда у нас бегали представители МВД по паркам и вылавливали граждан, которые там гуляли. А потом вылазит замминистра здравоохранения со статусом главного санитарного врача с публичным заявлением о том, что мы, вводя подобный запрет, таким образом хотели напугать пенсионеров. Поэтому у меня возникают серьезные сомнения в душевной адекватности граждан, которые верят статистике МОЗ. Вот почему, когда премьер-министр выходит и говорит, что у нас темпы падения экономики достаточно низкие и правительство делает все возможное для поддержки бизнеса, то ему почему-то не верят. А вот когда выходит жулик и шарлатан, который сам же и заявляет, что вместо противоэпидемических мер мы решили напугать пенсионеров, ему верят. Где логика?

Главное, не паниковать и избегать стрессов

Новости Украины – From-UA: — Как выжить простому украинцу в период локдауна и карантина? Количество заболевших растет, денег в стране нет…Как в этом случае вообще существовать?

Юрий Гаврилечко: — Это очень философский вопрос, как существовать. Первое — не паниковать. Во-вторых, прекратить верить абсолютно всему, что вы видите и слышите, по той простой причине, что чем больше ты боишься, тем в большем стрессе ты находишься. Чем в большем стрессе ты находишься, тем ниже у тебя иммунитет. Чем ниже у тебя иммунитет, тем меньше шансов, что твой организм справится с любыми видами повреждений или заболеваний. Напомню, что в Украине с 1995 года продолжается эпидемия туберкулеза. В этом году с апреля, в продолжение так называемой «медицинской реформы», у нас закрываются тубдиспансеры. Хотя, пожалуйста, вот подготовленные койко-места для лечения инфекционных больных, подготовленные специалисты-пульмонологи, между прочим. Они куда исчезают сейчас? Остаются без работы и без денег? Вы слышали где-нибудь, чтобы сейчас выделялось больше средств на тубдиспансеры? Разве у нас эпидемия туберкулеза куда-то исчезла? Нет, просто эти люди, у которых открытая форма туберкулеза, оказались на улице. Дай Бог, если они ходят в масках. Вот это, наверно, единственный случай, когда я действительно оправдываю масочный режим, потому что больной с открытой формой туберкулеза реально может заразить практически любого, на которого чихнет или кашлянет.

У нас что, куда-то делась эпидемия кори? Нет. Мало того, у нас сейчас конец ноября, это традиционное время роста ОРЗ, дикое количество. Что мы видим сейчас? Так называемые семейные рвачи, потому что врачами я их назвать не могу, потому что люди получают деньги и ничего не делают: постановка диагноза по телефону — я не считаю, что это работа. Лечение по интернету — это работа, достойная того, чтобы за нее платили деньгами, переданными по факсу. Недавно общался с гражданами, которые меня убеждали: вы не понимаете, это же медики, они по 60 человек в день принимают. Я, в общем-то, и биолог по образованию в том числе, а заодно я социолог и маркетолог, и еще я знаю математику. Причем я не говорю о высшей, а об арифметике, которые изучают в 1-3 классах начальной школы. Так вот, принимает врач 4 часа в день, это 240 минут, 60 человек на 240 минут — это означает, что на каждого человека приходится по 4 минуты. Для того, чтобы поставить диагноз простуда, человека нужно осмотреть. Человек должен зайти в кабинет, раздеться, дать себя осмотреть, что-то рассказать, одеться. Даже если они раздеваются и одеваются по нормативам советской армии (45 секунды), это означает, что 1,5 минуты из четырех ушло на то, чтобы человек оделся и разделся. Остается 2,5 минуты, за которые надо успеть сделать регистрацию пациента в электронном виде плюс выслушать его. Можете описать самое простое заболевание, как ваше самочувствие, я не думаю, что меньше, чем 1,5 минуты у вас получится, даже если вы просто говорите, что у вас болит голова, сопли, слабость и температура. А потом еще, послушав, сделав какие-то выводы нужно еще и назначение написать. Я, конечно, понимаю, что могут быть гении, которые все это в 4 минуты уложат, но чащ всего это не получится сделать. Некачественно поставленный диагноз- это уже очень опасная ситуация. Если кто-то думает, что он так легко и просто во всем разберется, он может посмотреть, например, симптоматику отравления угарным газом, и сравнить с той симптоматикой, которую ВОЗ показывает, как симптоматику коронавируса. С удивлением можно обнаружить процентов 75 совпадений.

Новости Украины – From-UA: — У нас есть некий ковидный фонд, из которого регулярно выделяются деньги то на дороги, то на какие-то социальные выплаты. Суть его создания и можно ли во время пандемии выделять из него деньги на что-то другое?

Юрий Гаврилечко: — Давайте немного разделим медийные штампы и реальность. В апреле этого года, когда парламент голосовал за изменения в госбюджет и создавался отдельный фонд, то туда были очень четко постатейно заложены расходы на Минздрав около 16 млрд, на фонд социального страхования чуть больше 10 млрд, на правоохранительные органы для поддержания порядка и, соответственно, на дорожно-строительные работы. Это разные статьи расходов, не пересекающиеся между собой вообще. Фонд изначально имел такое деление. Все деньги, которые планировались на Минздрав, ему выделяются.

Те же самые деньги в фонд социального страхования. Да, у нас не хватает на это ресурсов, но, тем не менее, благодаря выплате части заработных плат из этого самого фонда социального страхования гражданам, которые были вынуждены уйти в неоплачиваемый отпуск в связи с закрытием предприятий, порядка 360 тысяч рабочих мест было сохранено, потому что около 135 тыс. предпринимателей обратились в службу занятости, фонд социального страхования, и получили деньги на то, чтобы выплатить своим наемным работникам. В этом есть что-то плохое или ненужное? Естественно, нет. Можно сказать, что денег мало или не хватает, но говорить о том, что ничего не делается вообще — это нонсенс. Либо о том, что деньги ушли куда-то и вот тут теперь не хватает. Нет. Изначальное разделение средств было по 4 базовым направлениям: медицина, соцстрах, правоохранительная деятельность и дорожное строительство. Вот те деньги, которые выделялись на дорожное строительство, и осваивались в рамках дорожного строительства. Те деньги, которые выделялись на социальное страхование, были распределены в системе социального страхования. Те деньги, которые выделялись на здравоохранение, были разделены в системе Министерства здравоохранения. А те деньги, которые шли на МВД, были, естественно, распределены в системе МВД.

Коронавирус создает новые тренды в бизнесе

Новости Украины – From-UA: — Сейчас поднимается вопрос ФОПов. Действительно ли мелкий и средний бизнес сейчас в критической ситуации или это манипуляция? Кто-то говорит, что на них держится экономика, кто-то говорит, что пусть закрываются. Вот вы как считаете?

Юрий Гаврилечко: — Честно говоря, тем, кто говорит, что на них не держится экономика и тьфу на них, я бы искренне пожелал посидеть в самоизоляции без поддержки государства за свой счет, а потом, выйдя на работу, поцеловать двери, где написано «вы уволены». Отправиться на вольные хлеба, проверив, насколько их уровень компетенции и образования соответствует нынешним потребностям рынка труда. Думаю, что у многих серьезно бы после этого изменилось мнение в отношении ФОПов, которые обеспечивают работой порядка 4 млн человек. Напомню, что всего занятого населения, постоянно платящие налоги, в частности, деньги, которые получают местные бюджеты с налогов на доходы физических лиц, а также Пенсионный фонд в виде расщепленного Единого социального взноса, в Украине как вы думаете, сколько? Меньше 12 млн, из них 4 млн — это ФОПы и работники ФОПов, то есть, по сути, треть рабочих мест, которые постоянно генерируют налоговые поступления и страховые платежи. Это много или мало? По-моему, очень прилично. А теперь представьте, что вся эта треть работающих стала внезапно безработной: а за чей счет и кто их будет содержать? Вообще-то упрощенная система налогообложения изначально (она же не в Украине придумана) совсем не для того, чтобы эти самые самозанятые товарищи обеспечивали государство дополнительными налогами. Система легализации самозанятых, а ФОПы и есть система легализации самозанятых, создавалась исключительно для того, чтобы снять с государственного бюджета и фонда социального страхования нагрузку по обеспечению безработных граждан деньгами. Маленький подсчет: 4 млн человек, пусть по минимальной зарплате в 5 тыс. грн, они бы получали, допустим, из бюджета — это 20 млрд грн в месяц, соответственно, 240 млрд грн в год, это почти 10 млрд долларов. А где взять эти деньги, если эти люди станут безработными?

Новости Украины – From-UA: — Какой урон ковид уже нанес экономике Украины и будет ли дальше экономика уходить в пике? Сможет ли украинский бизнес перейти в онлайн, переформироваться?

Юрий Гаврилечко: — Любые технологические инновации существуют в достаточно жестких рамках и необходимы для решения того или иного спектра задач, которые тоже имеют свои ограничения. Что-то может уйти в онлайн, что-то не может. Попробуйте онлайн отремонтировать проводку или канализацию у себя дома. Не выйдет. Дальше — издержки производства. Да, к вам иногда может прийти парикмахер или специалист по маникюру. А теперь подумайте, если у этих самозанятых граждан будет 5-6 клиентов, которые будут жить не в одном доме и не в одной квартире, вопрос: сколько максимально в день может обслужить такой человек? Мало. То есть, рабочее время, которое будет уделять на общение с каждым клиентом, остается то же самое, а вот стоимость логистики и время возрастает, следовательно, доходы будут падать, если они не будут повышать стоимость своих услуг. Поэтому сделать прическу будет стоить не 100-200 грн., а 1,5 тысячи, чтобы компенсировать проезд, маски, вакцинацию и т. д., Многие люди себе смогут позволить 1-1,5 тысяч отдать за прическу? Не думаю. Соответственно, что будут делать все остальные? Либо учиться стричься самостоятельно, либо ходить лохматыми. Точно так же во многих других сферах. Постоянные плановые расходы остаются, а получаемые деньги уменьшаются. Розничная торговля частично уже давно уходит в онлайн. Мало того, мы сейчас видим эскалацию тренда, который начался где-то в нулевых годах, где вместо универсализации пошла специализация продаж, и торговые сети, с одной стороны, и производители, с другой стороны, начали конкурировать друг с другом. Я думаю, что вы наверняка уже заметили, что видными пионерами в этой сфере у нас стали магазины «Рошен», когда производитель в своей бизнес-модели перешел на продажу значительной части производимой продукции через собственные фирменные магазины. Сейчас Мироновский хлебопродукт начал открывать несколько торговых сетей — это «Мясомаркеты», в которых продается мясо, это «Гурман кафе», и таким образом продвигает свою продукцию на рынок ритейла достаточно активно. Казалось бы, зачем компании, которая делает 1% ВВП Украины, переходить сюда? Это новый тренд, в который сейчас уходят многие производители, либо восстанавливая то, что потеряли, либо создавая новые торговые сети уже под собственные торговые марки, под собственные бренды. Одновременно с этим сети в свою очередь перешли на продажу продуктов под собственными брендами, которые они заказывают у разных производителей, и чаще всего с известными торговыми марками они конкурируют по цене. Сеть пошла в производство, а производитель пошел в сеть. И вот эти две тенденции встретятся в онлайне, и мы через некоторое время увидим действительно еще больший бунт онлайн-продаж, и, возможно, некие новые формы капитализации данного рынка и появление локальных конкурентов локальным брендам. Можно абсолютно спокойно продавать вещи или гаджеты онлайн, но вряд ли будет некий международный сайт продажи продуктов питания. Зато таких может быть достаточное количество локальных. И здесь уже стоимость товара будет определяться не столько стоимостью бренда, потому что все цены будут одинаковы, а ценой доставки. Значит, через некоторое время мы увидим продолжение развития бизнеса по доставке, его укрупнение и появление неких логистических монстров, которые будут владеть складами, парком авто, возможно, даже собственными вагонами или самолетами. Естественно, курьерские службы будут при них же. Не частные маленькие, а как подразделения большой компании. Вот таким образом будет, скорее всего, развиваться онлайн-торговля. А теперь возникает резонный вопрос: как в эту систему, которая будет масштабироваться и укрупняться, будет попадать малый и средний бизнес? Они чьими услугами по доставке будут пользоваться? И как они смогут конкурировать за возможность использования этих услуг с крупными компаниями? Можете себе представить маленькую компанию, которая занимается производством биойогуртов, допустим, чтобы она конкурировала с подразделением украинским транснациональной компании, которая будет заказывать услуги у службы доставки на десятки миллионов гривен в год сразу, причем с авансовой оплатой? Кто будет развозить эту самую продукцию, даже если вы ее закажете онлайн? Члены этого самого небольшого хозяйства? Окей, это возможно. А сколько будет стоить тогда такая развозка? Вы точно уверены, что у нас найдется достаточное количество граждан, отрытые будут вдвое-втрое за что-то переплачивать, чтобы получить продукцию небольшого нишевого производителя? Возможно, в каких-то областях да. Будет ли это везде? Ну вряд ли, честно говоря. Поэтому здесь, скорее всего, мы будем видеть дальнейшее превалирование крупного бизнеса над мелким и постепенное исчезновение мелкого бизнеса. Он просто будет не выдерживать конкуренцию по деньгам.