Майдан все больше напоминает лопнувший банк — политолог

Политолог, член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ Владислав Михеев на своей странице в Facebook рассказал о результатах революции Достоинства.

Майдан все больше напоминает лопнувший банк или рухнувшую пирамиду МММ.
Обманутые вкладчики вложились эмоционально, потратили безвозвратно на это часть своей жизни, свой идеализм, а некоторые свои сбережения. Будущее не принесло дивидендов. Будущее — обанкротилось, девальвировав социальный оптимизм и надежду.

Чем искреннее человек поддерживал Майдан, тем сильнее эмоциональное выгорание.
Обманутые вкладчики не способны на организованный протест, максимум на стихийный бунт.
Но в любом случае потерянное им никто не вернет. Того образа будущего, в который они вложились на Майдане больше нет. Его нет даже у тех, кто его украл.
А дальше все пойдет по извесной схеме.

Одни смиряться с тем, что их развели и погрузятся в депрессию и социальную апатию.
Другие будут делать из украинских политических Мавроди святых, которые хотели дать народу долгожданное счастье, но им помешали враги: Путин, Трамп, масоны, карма, инопланетяне…
Будут, конечно и такие, кто обвинят в собственно несостоятельности самих Мавроди, пришедших к власти после Майдана.

Когда не знаешь «что делать?», вопрос «кто виноват?» занимает умы больше всего.
И тут, главное, никогда не признаваться самому себе, что виноват именно ты — тот, который радостно крутил барабан, призывая на Майдане все страну играть в «русскую рулетку» и добровольно выстрелить самой себе в голову.

Тот, кто поверил, что примитивно вложившись в пирамиду Майдана можно в сказочно короткий срок получить сказочные дивиденды.  Выздоровление начнется тогда, когда украинцы выйдут из порочного круга стадных инстинктов. И вместо рассуждений о «политической нации», сосредоточатся на развитии собственной «личности».

Европа, которую украинцы придумали сами себе, она — не на западе, она — в головах. Европа — это индивидуалистский тип сознания, который появился в результате длительной эмансипации «личности» от обезличивающих идеологий и институций. «Мир ловил меня, но не поймал», — говорил, пожалуй единственный в Украине европейский мыслитель Г. Сковорода.

Украинца же поймать очень легко — отсюда и происходит наш оголтелый политический популизм, на который неосознанный украинец подсаживается как наркоман на иглу.
Но что делать, если мы не в состоянии избавиться от нашей странной на европейский вкус идентичности — вечного хуторянства с элементами советского коллективизма?
Ответь прост: принять себя такими как есть! Превратить ограничения в возможности — приводить свои законы и институции в соответствие с собственной живой Традицией, а не с выводами Венецианской комиссии.

Для этого нужно чтобы в Украине появился «агент изменений», реальный волевой субъект в виде реальной, а не симулятивной «контрэлиты».

Я утверждал и утверждаю: особенность нашей страны в том, что у нас присутствуют только три из четырех паретовских элеменов социальной динамики: правящая элита, неэлита, антиэлита. Последнюю у нас ошибочно принимают за контрэлиту (или того хуже — за несуществующее у нас гражданское общество!).

Пока не родится идея Украины как «альтернативного проекта» и волевого агента этого проекта, пополистская индустрия украинского политического МММ будет и дальше плодить обманутых вкладчиков — от выборов к выборам, от Майдана к Майдану.

А родиться он может только одним способом — если себя и своих детей вы начнете развивать как эмансипированную личность, максимально отстоящую от популистского социально-патриотического дискурса.