Малая шахматная доска — политолог Кость Бондаренко

Кость Бондаренко, политолог, руководитель Фонда «Украинская политика», член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ написал статью для третьего аналитического сборника статей и рекомендаций ИНПОЛИТИКА №3, который был всецело посвящен вопросам внутренней политики и влиянии иностранных акторов на украинскую повестку.

28 марта Збигневу Бжезинскому исполнилось бы 90 лет. 26 мая будет год, как он ушел из жизни.  Советник президента США по национальной безопасности во времена Джимми Картера, убежденный сторонник Демократической партии, не менее ярый оппонент Генри Киссинджера и пылкий противник Советского Союза и коммунистической системы, Бжезинский при жизни стал легендой и классиком политической мысли. Хотя большинство мыслей, возводимых им в ранг максим, не испытали проверку временем, но все равно он остается олицетворением целой эпохи в американской и мировой политике.

Но эта статья – не эпитафия Бжезинскому. Это не попытка биографии Бжезинского или оценки его творчества. Поэтому хватит о Бжезинском. Нас в данной ситуации может заинтересовать только заимствование у него названия для нашей статьи — The grand chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives. Но если старик Бжезинский двадцать лет тому назад писал о Великой Шахматной Доске, то мы будем говорить о Малой, размером с Украину (44-е по территории, а после потери Крыма и контроля над частью Донбасса – 47-е государство мира). Да и про американское доминирование сегодня можно говорить довольно условно.

Малая Шахматная Доска – это поле игры Соединенных Штатов Америки и Российской Федерации. Игры напряженной. Игры, похожей на матч Карпова и Фишера в 1975 году, который так и не состоялся, хотя фигуры были расставлены, ставки сделаны, место встречи определено,  а вся игра свелась к заочной игре на нервах и жуткому скандалу в СМИ.

Итак, посмотрим на фигуры. Традиционно начинают белые. В принципе, они начали в 2014 году, организовав Майдан и усадив в высокие кресла в Киеве своих марионеток. Черные ответили встречным нападением, забрав Крым и часть Донбасса. Белые – в свою очередь – пошли санкциями… На этом моменте игра замерла и стороны находятся в раздумьях четвертый год. Кстати, ход за черными…

Фигуры

Белые за это время поменяли фигурки на своей части доски – на более тяжеловесные и классические. Король в данной шахматной партии – это, без сомнения, Дональд Трамп – человек, который при всем неоднозначном отношении к нему, является реальным политиком, определяющим на нынешнем этапе внешнеполитические приоритеты США. Слегка тяжеловесен, слегка эксцентричен, слегка неповоротлив, но – Король!

Роль Ферзя в данной партии у белых отведена Джареду Кушнеру, зятю и первому советнику Короля. Не смотря на молодой возраст, Джаред очень уверенно чувствует себя в роли сильнейшей фигуры, активно интригует, создает ситуативные коалиции, хитрит, сталкивает лбами и устраняет оппонентов. Как минимум трижды за год он оказался в крупных политических выигрышах. Единственное – ему больше нравится игра на другой, ближневосточной, шахматной доске – тоже малой, но с бóльшими ставками.

Ладьями в этой игре выступают вице-президент Майк Пенс (он же возглавляет Сенат) и председатель Палаты представителей Пол Райан. Летом прошлого года они объяснили Королю, что являются фигурами более чем весомыми, организовав принятие закона о санкциях против России, и не оставив Трампу возможности ветировать этот закон.

Приближение выборов в Конгресс в ноябре 2018 года делает данные фигуры еще более ценными: Трамп понимает, что если в Конгрессе будет допущен реванш демократов, он станет еще более уязвим. Он готов смириться с тем, что в его тени Пенс де-факто уже начал собственную президентскую кампанию и пытается стать реальным лидером республиканцев (значительная часть из которых довольно враждебно относятся к Трампу). К примеру, Пенс попытается объехать все штаты, чтобы лично встретиться с партийным активом и наладить с ними связи – 2020 год не за горами, республиканская партия разделена на разные «кокусы» и «клубы», а реального лидера у них нет.

Между Пенсом и Полом Райаном может развернуться борьба за республиканцев и «кто влиятельнее». Райан – более молодой, более консервативный и более активно фрондирующий по отношению к Трампу. Пенс – умудренный опытом, улыбающийся и действующий исподтишка. Трамп не доверяет обоим, но понимает, что институционно и политически они обязаны быть в одной команде, они должны поддерживать друг друга – по крайней мере, еще минимум два с половиной года.

Конгресс обеспечивает нужные Трампу решения – от налоговой реформы для американцев до выделения летального оружия для Украины. Разного рода неприятности типа пресловутого shutdown (когда Конгресс не может утвердить бюджет для федерального правительства) или нехватка голосов на отмену медицинской реформы «Obamacare» списываются на временные трудности.  Но в общем – фланги закрыты. По крайней мере, до 6 ноября 2018 года – до выборов в Конгресс.

Роль Коней играют госсекретарь США Рекс Тиллерсон и шеф ЦРУ Майк Помпео. Такой себе «Тяни-Толкай» американской политики: Помпео называют наиболее вероятным претендентом на пост госсекретаря в случае отставки Тиллерсона, и Помпео всячески старается приблизить этот случай. В вашингтонских кулуарах постоянно распространяются слухи о новых и новых датах, когда Помпео заменит «старика Тиллерсона» в здании на Фогги-Боттом. В свою очередь ЦРУ и близкие к ним структуры типа Atlantic Council  развернули активную работу, в частности направленную на то, чтобы показать, насколько неэффективной является работа нынешнего Госдепа, поддерживающего откровенно коррумпированные режимы в мире – типа украинского (вы заметили, что львиная доля публикаций в мировых СМИ с критикой Украины и Порошенко исходит из-под пера представителей Atlantic Council?). В случае с публикацией «Кремлевского доклада» Помпео проиграл – в СМИ обнародовали не его вариант, а вариант министра финансов Стива Мнучина, что опять же вызвало раздражение экспрессивного итальянца (да к тому же бывшего кавалериста, патрулировавшего во время службы в армии Берлинскую стену). Но это – лишь тактическое поражение: Трамп пытается уравновешивать фигуры и следить за чрезмерными взлетами людей из своего окружения.

Наконец, Слоны: это министр обороны США Джеймс Мэттис и советник президента по национальной безопасности Герберт Макмастер. Два отъявленных «ястреба», сторонники жесткой тактики. Мэттис в свое время получил прозвище «Бешеный Пес», прославившись фразой: «Вы знаете, это чертовски здорово, это забавно – стрелять в некоторых людей!». Макмастер – убежденный сторонник наращивания оборонного потенциала страны. Именно он выступил инициатором новой Стратегии национальной безопасности США, в которой международный терроризм больше не является главной угрозой для Соединенных Штатов, а угроза исходит от конкретных государств – Китая, России, Ирана, Северной Кореи.

Эта команда уже заняла свои позиции. Им противостоят строй «черных» во главе с Королем – Владимиром Путиным. 18 марта ничто не помешает ему снова – в четвертый раз – избраться на пост президента Российской Федерации.

Если говорить о фигуре Ферзя, то вряд ли таковым стоит считать премьер-министра Дмитрия Медведева – он фигура не столько декоративная, сколько просто функциональная. Секрет его политического долголетия прост: он знает свою меру и свое реальное место в политических раскладах внутри России, и не пытается (или почти не пытается) выйти за флажки.

Настоящим Ферзем выглядит секретарь Совета безопасности Российской Федерации Николай Патрушев. Именно он сумел сосредоточить в своих руках влияние на весь силовой блок – через расстановку близких или удобных фигур на посты шефа ФСБ, шефа СВР, Генерального прокурора, главы Следственного комитета.  Даже в Борис Грызлов – представитель президента РФ в Контактной группе в Минске – человек Патрушева, учившийся с ним в одном классе и сидевший за одной партой в ленинградской школе №211.  Без преувеличения – это Ферзь!

В роли Ладей выступают ближайшие к Путину и влиятельнейшие руководители госмонополий – Игорь Сечин («Роснефть») и Сергей Чемезов («Ростех»). Оба – давние друзья Путина «со стажем», прошедшие в том числе через работу в резидентурах и дипломатических миссиях. С Сергеем Викторовичем Путин служил в Дрездене, с Игорем Ивановичем – в иностранном отделе Ленинградского университета.  Чемезов серьезно расширил сферы производства и продажи оружия. «Группа Чемезова» в российской структуре власти считается одной из сильнейших: к ней относят и главу президентской Администрации Антона Вайно, и министра иностранных дел Сергея Лаврова, и целый ряд других деятелей. Сечин усилил присутствие России на мировом нефтяном рынке, вкладывая средства в проекты в Венесуэле, Курдистане, Ираке, ведя переговоры с Саудитами и Ливией, влияя на контроль над добычей нефти через партнерскую программу ОПЕК+. К тому же Сечин агрессивно вторгается в некогда закрытые темы и постепенно подминает под себя «Газпром» и ряд других корпораций.

Конями выступают (вот только не надо снова шутить про Ксению Собчак) представители ближайшего бизнес-окружения Путина – Аркадий Ротенберг и Юрий Ковальчук. С Ротенбергом Путин знаком с ранней юности – вместе занимались самбо и дзюдо. Сейчас Аркадий Борисович контролирует огромную бизнес-империю, занимающуюся строительством ряда объектов, в частности, газопровода «Сила Сибири», Крымского моста, а в перспективе – моста, соединяющего Сахалин с материковой частью России (через пролив Невельского). Влияние Ротенберга (и его брата Бориса) намного выше, чем у любого другого бизнесмена (включая таких «тяжеловесов», как Абрамович или Усманов).

Посоревноваться с ним может разве что Юрий Ковальчук, председатель совета директоров банка «Россия», которого также относят к числу ближайших доверенных лиц Путина. Юрия Валентиновича считают «кошельком Путина». Именно он через «Национальную Медиа Группу» контролирует «РЕН-ТВ», «Первый канал», «Пятый канал» (не порошенковский!), «Известия» и другие СМИ. Именно он учредил знаменитый дачный кооператив «Озеро», играющий важнейшую роль в жизни России. Сын Ковальчука Борис контролирует компанию Интер РАО ЕЭС – монопольного экспортера и импортера электроэнергии. Ротенберги и Ковальчуки уравновешивают друг друга в плане бизнеса и подходов к президенту.

Наконец, Слоны. Это министр обороны Сергей Шойгу и командующий Росгвардией Виктор Золотов. В далеком 1999 году Шойгу стал одним из тех политиков, которые активно помогали Путину протаптывать дорогу к власти. Руководитель оборонного ведомства, не служивший в армии, увлекающийся фигурой барона Унгерна и представляющий народ, который только в конце Второй мировой войны вошел в состав России – тувинцев – более чем колоритно выглядит в России на фоне других политиков. Но Путин его считает надежным. А для большей надежности уравновесил фигурой еще более проверенного товарища – генерала Виктора Золотова. Руководитель Росгвардии – фигура более чем влиятельная. Он знаком с Путиным с питерских времен – в то время Золотов был телохранителем мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака и его дочери Ксении. Позже возглавил службу охраны президента РФ. Еще позе возглавил Внутренние войска. Потом – гвардию. За время президентства Путина вырос из полковников в генералы армии.

Так вот: эти фигуры выстроены вдоль Шахматной Доски, каковой является Украина. Они готовы активно противостоять друг другу. Они готовы к сражению, в котором время от времени придется жертвовать теми или иными фигурами. Но пока мы видим, что воюют только Пешки – на стороне белых украинские, на стороне черных – ЛДНРовские. Игра протекает вяло, и не только эндшпиля – миттельшпиля пока не видно. «Чем Брежнев отличается от Анатолия Карпова? Карпов ходит е-два – е-четыре, а Брежнев – едва-едва», — мрачно шутили во времена позднего Застоя. Игра пешек тоже ведется по принципу едва-едва – ни одна сторона не спешит применить Минское начало, за которым игра становится слабо предсказуемой.

Но вот только за этой вялой игрой в реальной жизни имеем уже десяток тысяч жертв…

И еще: отчетливо видя фигуры на доске, мы точно не знаем, кто те гроссмейстеры, которые играют. Неужели снова матч Ротшильдов против Рокфеллеров?