Михеев: Хорошее управление, образ реальности и дурная тенденциозность

Милан Кундера в «сотворении кажимостей» увидел главную примету нашего времени. Он совершенно справедливо отмечал, что подлинная реальность — это нелюбимый современниками и «все менее посещаемый материк». Более того, не посещаемый и не любимый ими вполне заслуженно…

Да и как определить, что такое «территория подлинности», если ты в ней практически не живешь? Кажимость — это и есть сегодня новая подлинность, которой доверяют намного больше, чем «реальности».

Но чтобы кажимости доверяли, чтобы воспринимали кажущееся реальнее, чем саму реальность, она должна быть добротно сделана. То есть это должен быть сработанный по законам искусства, цельный в своем развитии художественный образ.

Кажимость и реальность поменялись местами и в результате — реальность стала обладать всеми атрибутами художественного текста.

Управленческие и политехнологии, средства массовой информации и культуры просто следуют этому тренду. Иногда — удачно, чаще — как слепые котята.

Плохое управление и плохой пиар — это хорошая история, которая плохо рассказана персоналу или электорату. Это то, что еще Энгельс, если не ошибаюсь, определял как «дурную тенденциозность».

Понятно, что кажимость, претендующая на замещение реальности, в принципе тенденциозна. Поскольку является инструментом влияния и управления, преследующих какую-то цель, реализующих какую-то общую идею.

Дурная тенденциозность — это не про то, плоха или хороша сама по себе цель, идея, история или факт. Это про средства и способы выражения, то есть про художественное мастерство, про качество художественного мышления и шире — про качество мышления о себе и мире вообще.

Дурная тенденциозность (и, соответственно, дурное управление, дурной пиар) — это когда тенденция плохо соотносится с контекстом. Когда искусственный пафос и навязчивая декларативность противоречат органическим законам художественного.

В мире кажимостей традиционные для модерна модели управления и коммуникации, в которых ментально застряло большинство тех, кто сегодня определяет у нас характер управления и коммуникаций, больше не работают. Последние примеры провала одних предвыборных технологий и управленческих стратегий и успех других наглядно демонстрируют банкротство старой парадигмы мышления.

Сегодня эффективное лидерство в корпоративном и госуправлении — это уже не просто сотворение симулякров, по этим правилам люди играют веками. Это специфическим образом организованная кажимость — симулякр, непротиворечиво обосновывающий сам себя. Продающий сам себя на уровне образа, а не идеи, лозунга или даже факта.

Продать человеку некачественный товар можно один раз. Поэтому так дорого менеджерам и политикам обходится дурная тенденциозность.

Не возможно управлять людьми, пытаясь постоянно кормить их плохо приготовленной, несъедобной реальностью. Не то, что с Homo sapiens, даже с домашним котом это никогда не срабатывает. )

Эффективность и лидерство — это сегодня в намного меньшей степени вопрос красивой упаковки или конкуренции упаковок, в которые завернуто то или иное содержимое.

Мы живем в эпоху, которая стремится снять конфликт между означаемым и означающим, объектом и субъектом. Поэтому, о пресловутой неценовой конкуренции в традиционном смысле можно просто забыть. А смысл ценовой конкуренции тоже нуждается в существенной коррекции.

Конкуренция идет непосредственно в неразложимом когнитивном ядре — это конкуренция смысло-образов реальности, не отличимых от нее самой.

Владислав Михеев — политолог, член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ.