Михеев: так все же анти-Порошенко или Порошенко-2?

Невзирая на Пасху, многих в ленте больше, чем Христово воскресение, заботит последнее заявление Зеленского по РФ и паспортам. Ненадолго оторвавшись от пасхального стола, давайте коротко (но трезво!) попробуем разобраться в происходящем. Так же как мы это делали последние три года, показывая, как Петр Алексеевич лишает себя шаг за шагом электоральной перспективы.

Давайте исходить из того, что никто из политиков, в том числе и президенты, после избрания никому ничем не обязаны. 
75% Зеленского и 25% Порошенко видели в них то, что хотели видеть, а не то, что есть на самом деле. А на самом деле есть вечная борьба за власть и ресурсы, которая никак не соотносится с накалом и содержанием электоральной экзальтации. Вернее, почти никак.

Потому что, даже если Зеленский ничего конкретного не обещал, то все равно голосовать на выборах в ВР люди будут за то, что они приписали ему как «ветру перемен». Как быть, если ветер будет дуть не в ту сторону, не с той силой или вообще не дуть?

Короче, в массовом сознании ожидание = обещание. Сделать с этим ничего нельзя. Отмазаться, дескать, я такого не обещал, не получится. Итогом будет падание рейтингов. А чтобы толкнуть падающего, у нас традиционно выстраивается очередь, не меньшая, чем для поцелуя руки (и хорошо, если только руки!) победителю.

Так что же все-таки «обещал» Зеленский? Главное, что он обещал — быть иным, чем Порошенко со всеми его дремучими армовирами, пещерными антироссиями, политикой тотального договорняка и контроля над естественными монополиями. Люди, голосуя за Зеленского, реализовали свой запрос на «другого президента», на «другую политику».

Но сможет ли Зеленский быть другим, стать своего рода анти-Порошенко? Ведь после избрания необходимость отстраиваться от Петра Алексеевича, тем более перед парламентскими, никуда не исчезла.

После некоторых последних заявлений Зеленского многие его симпатики перевозбудились, потому что увидели приметы реализации сценария «Убить дракона». Но я бы не торопился с выводами. Есть логика событий и она может быть намного менее линейна, чем при Петре Алексеевиче.

Да, у украинцев есть риск получить «Порошенко-2». Пророчества о «коте в мешке» могут сбыться. Но не забывайте: когда Зеленский боролся за ваши голоса он обязан был явить вам социально востребованный образ. Точно также в роли президента он, будучи включен уже не только в электоральный контекст, но и в контекст реальной борьбы за власть и ресурсы, обречен делать сословно приемлемые заявления для тех или иных групп влияния.

Конечно, полновесный анти-Порошенко или Порошенко-2 из него не получится. Ровно потому что внутриэлитная борьба по всему миру настолько обострилась, что без договорняка, двуличия и кидалова никак не обойтись. Собственно результатом всего этого и стал проигрыш на выборах самого Порошенко…

Что по-вашему должен был сделать Зеленский? Похвалить Путина за раздачу паспортов? Или броситься в обьятия Медведчука? Другое дело, что формы могли быть другие: у нас, к сожалению, привыкли публично отстаивать национальные интересы, используя выхолощенные и раздражающие обывателя идеологические клише… Если ты трактуешь события вне этой трухлявой идеологической матрицы, есть риски, что тебя самого начнут трактовать как антипатриота.

Но главны риски для Зеленского не в этом. Они в том, что нового президента втягивают в чужую игру, и дальше он вынужден будет играть по чужим правилам.

Кто-то из пула Медведчука или он сам, по-моему, заявлял: нет у Зеленского иного выхода, как блокироваться с ОП За життя. Но! Зе сказал на дебатах, что входить в союз с «этими» — ни за что! Думаете, Порошенко ему зря из миллиона возможных вопросов задал именно этот?

В ослаблении Ахметова, в том числе как конкурента за одну и ту же электоральную нишу, заинтересованы как Медведчук/Левочкин/ Бойко, так и Коломойский, которому давно поперек горла Роттердам +. Не зантересованы в этом Порошенко и его партнер Ахметов (помните, как бодро поддержал закон о мове карманный Ляшко?).

На фоне мировой битвы за европейский энергорынок, в пересмотре монопольных квот и смотрящих заинтересована и РФ — отсюда последние заявления о паспортах и энергоносителях (эти угрозы должны и Ахметова, и Зеленского сделать посговорчивей). А кроме того, интерпретация Зеленского ведущими российскими спикерами как Порошенко-2 не оставляет новому президенту других вариантов. В самом деле, глупо было бы Порошенко-2 вести себя как анти-Порошенко?

Зеленский и его акционеры прекрасно понимают, чего от них хотят и что им выгодно. Но публично не могут идти на сделки с ОП За життя и РФ: зоркие патриотические соколы, давно сидящие на самых жирных «темах», начнут кричать о предательстве и марионетках…
Отсюда попытки отстроиться от них публично. Как это сделать без полудебильной риторики в стиле Порошенко-патриота? Можно, наверное, но над этим думать надо… На думать нужно время. Кроме того, думалка до прихода во власть и после работает иначе.
Не забывайте также, что команда Зе неоднородна. И у разных групп влияния представление о реальных целях и способах их достижения может быть разным.

Все непросто.
И это мы еще ничего не сказали о «западной» позиции Макрона, целях Сороса и Ротшильдов, разногласиях США и ЕС.
Все это в немалой степени будет влиять на заявления и поступки Зеленского.
Как я уже и говорил, его победа пока больше похожа на диагноз болезни, чем на ее лечение.

Сама же болезнь, похоже, вступает в острую фазу, после которой больной организм или приобретает иммунитет и выздоравливает, или… 
Болезнь эта заключается в том, что в Украине за власть и ресурсы борятся 4 силы:
1. олигархи, как последний осколок суверенитета и провайдеры «национальных интересов» Украины — очень условно национальных
2. российский олигархат, как провайдер «национальных интересов» РФ 
3. американский олигархат, как провайдер «национальных интересов» США
4. наднациональные структуры, как провайдеры глобализма и интересов транснациональных корпораций.

Почему-то мне кажется, что 1-ю оставшиеся 3 рано или поздно унасекомят. В любом случае, украинским олигархам, чтобы выжить, нужно как минимум с кем-то из этих трех сил вступать в отношения жесткого вассалитета. Трагедия Петра Алексеевича в том, что он этого как раз и не понял. А если и понял, то решил пробежать «між краплинками». Если хотите, то некая извращенная, но правда в порохоботской пропаганде все же была: Петр Алексеевич отождествлял свои интересы с интересами Украины, обосновывая этим единоличный контроль над ресурсами. Просто сомбрэро оказалось не по Хуану…

И в этом смысле, Зеленский не имеет шансов превратиться в Порошенко- 2. Но выбирать и лавировать между тремя, да еще и конфликтующими друг с другом и внутри своих собственных элит, реальными держателями украинских акций ему придется постоянно. Поэтому не удивляйтесь самым странным заявлениям и поступкам. Они не просто не должны — они не могут! — соответствовать вашим ожиданиям.

За исключением одного: обещания «пора сажать!» За это шоу, за трансформацию Квартала-95 в Гильотину-2019 украинцы могут простить многое. А главное, что во внешних геополитических помощниках, заинтересованных в погроме сословно-феодальной Украины, нет недостатка.

Если же Зеленский не сыграет талантливо образ диктатора, своевременно не возьмет под контроль силовую вертикаль и не начнет охоту на старых коррупционных ведьм… Я не представляю, чем еще можно символически и управленчески снять голод неутоленных завышенных ожиданий? Хотя, подозреваю, что в смысло-символической сфере какие-то удачные нелинейные решения, даже в условиях парламентско-президентской республики, возможно могут быть найдены.

Владислав Михеев — член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ.