Неголиаф и недавид. Когда сверхпотребление становится проклятием?

Безусловно, Навальный точно такой же мифологизированный персонаж, как и Путин. Он не имеет ничего общего с Давидом, противостоящим Голиафу.
В свое время заклейменная позором «хатынка в Канаде» Леонида Кравчука прошла долгую эволюцию до «хонки» Виктора Януковича, дворца Петра Порошенко и других украинских олигархов.
Можно сказать, что украинцами накоплена статистика, подтверждающая закон, открытый разного рода революциями: взятие Бастилии, Зимнего и Межигорья положительно не сказывается на благосостоянии тех, кто апплодировал штурму. Скорее наоборот.
Хотя, если опухание с голоду принять за распирающее тебя достоинство, то это несколько примиряет с цивилизационным выбором…
«Расколдованный» Путин, его «сказочный дом» и «драконоборец» Навальный могут впечатлить лишь того, кто сам жаждет быть зоколдованным, любит сказки и до сих пор верит в Деда Мороза.
Реальность же, как водится, намного скучнее, прозаичней. И, вероятно, намного пошлее и отвратительней…
Однако, тем, кто давал себе труд познакомиться с историей религии и культуры, очевидно: сверхпотребление всегда являлось маркером сакрального, а не только социального статуса. Это — закон мифа и коллективной психологии.
Правитель — это всегда мифологический персонаж, «земной бог». А боги, как известно, сверхчеловеческие существа.
Их профессия не предполагает ничего человеческого.
Вспомните хотя бы об олимпийцах , в чьем поведении не было ничего «нормального». Их коварство, разврат и жестокость превышали все мыслимое эллинами. Аналогично вели себя римские императоры, египетские фараоны, фраранцузские короли и самодержцы российские.
Если Каллигула «земной бог», он не может поступать с
сенаторами, конями, любовниками и любовницами как обычный земной человек.
Вышесказанное относится и к сверхпотреблению.
Не может «земной бог» ходить в китайском пуховике, есть по утрам яичницу с салом и жить в такой же халупе как его подданые. Его чертоги обязаны не просто превышать человеческую «норму», а превышать ее умонепостижимо!
Ангела Меркель, конечно, может жить в «коммуналке», но это другой тип религиозного сознания и мифологической легитимации…
Если мифологический персонаж, какой-нибудь «маленький человек», решился подглядывать за богами и богинями или проникнуть в некую «божественную тайну», то ничего хорошего это ему не сулило.
Собственно, на Навальном, сделавшим мифологический вуайеризм своей профессией, это правило сработало безотказно.
Казалось бы, что стоит передать Межигорье или поместье в Геленджике детскому дому или центру реабилитации инвалидов? И все — претензии сняты. Но для бога — это слишком человеческий поступок, низводящий его до уровня смертных. А это намного хуже революций или даже прихода на Олимп поколения новых, враждебных тебе богов. Потому что даже оскопив своего отца, бунтовщики все равно остаются его детьми. Наполеон и Сталин были наследниками имперских традиций Бурбонов и Романовых если не по плоти, то по духу.
Точно так же и украинские президенты могут заменить Мальдивы Оманом, но соблюдать нормы приличия не в состоянии.
Парадокс в том, что те, кто пытаются свергнут Путина, будут вести себя на Олимпе точно так же — сакральная природа власти обязывает.
Тот же Навальный не побрезговал на отдыхе виллой шейха стоимостью 5 тыс долларов в сутки. Это, конечно, не дача в Геленджике, но если б вы знали, из «какого сора растут цари, не ведая стыда…»
И все-таки со всеми этими дворцами есть нюанс.
Сверхпотребление коллективное сознание никогда не ставит правителю в вину просто так.
Фараоны, например, должны были предстоять пред богами за свой народ, гарантировать ему вечную и счастливую жизнь. Причем, не только в загробном мире, но и в земной истории. Попросту говоря, хорошо заботиться о своих подданных.
Роскошь — всего лишь символ этой заботы, а не привилегия, передающаяся по наследству, прилагающаяся к статусу или личным заслугам.
Если у правителя всего с преизбытком — закрома ломятся от хлеба, а наложницы беременеют — значит, боги благоволят к нему и дарованное ими «плодородие» он может транслировать на всю страну.
А вот когда функция «заботы» не выполняется, у мифологического сознания к роскоши возникают вопросы.
На этом, кстати, как раз и стоит кастовое мышление индоевропейцев, намертво зашитое в психогенетику и социальную структуру, несмотря на альтернативный ему миф о равенстве и братстве.
Известный факт: российские крестьяне с удовольствием содержали дворянское сословие и подчинялись ему, пока понимали смысл своего служения. Но, когда самих дворян в 18 веке от обязательной службы царю и отечеству освободили, через 100 с небольшим лет революция стала неизбежной.
Мы помним, что «все могут короли», но… не служить, отвечая перед Богом за вверенные ему народ и страну, они не могут.
И жениться по любви на своей кухарке, пресс-секретаре или фитнес-тренере тоже не имеют права.
Это, например, хорошо понимал Гитлер, утверждавший что «женат на Германии» и рискнувший взять Еву Браун в жены непосредственно перед самоубийством. Вообще, женщины и бунт в судьбах правителей каким-то мистическим образом оказываются связаны. Не влюбись законный наследник российского трона в «неправильную» польскую красавицу, глядишь и восстания декабристов бы не случилось…
Впрочем, с демократически избранными президентами нечто подобное порою тоже происходит.
Всем, кто находится на вершине власти, «человеческое, слишком человеческое» противопоказано.
Сверхпотребление — это отнюдь не личное дело человека, не его личная заслуга и не банальный маркер социального статуса. Даже у владельцев корпораций, а не только у президентов и королей, оно идет в комплекте со «служением» — миссией. И если вы игнорируете свои мессианские возможности и обязанности, то рискуете потерять и власть, и статус, и дворцы, и семейное благополучие.
Виктор Федорович, конечно, не фараон или Романов, даже не Владимир Владимирович, но отлично может это подтвердить. Кстати, украинский «коллективный Навальный» тоже.