Нормандский формат не работает, а Минск еще дишит, но уже не живет

Замораживание. Очевидно, что «Нормандский формат» не работает. Фактически «Минский процесс» ещё дышит, но уже не живёт.
Подгруппы в ТКГ дистанционно собираются, но никаких (даже мало-мальски технических решений не согласовывают).
Кроме самопиара и взаимных упрёков ничего нет.
Что это означает?
Варианты ответов, на мой взгляд, два:
— нас возвращают в состояние
«до Минска» (военный конфликт);
— нам дают команду «Разойтись!» (и мы расходимся на непонятное расстояние..).
Оба эти варианта для нас плохие.
Вопрос в том, есть-ли иной, третий (или четвёртый) вариант?
Наши власти нам говорят, что есть. Этот вариант звучит приблизительно так:
— нам нужно готовиться к тому, что Россия распадётся;
— и тогда… («ну Вы, мол — понимаете»..).
И самая главная у нас сейчас задача — сплотится и.. ждать!
Однако (по крайней мере я не слышал), никто из нынешней власти не говорит о том, что случиться, если этот вариант не сработает?
Уточню.
Вопрос первый:
— а что будет, если Россия — не распадётся?
Вопрос второй:
— а куда двинутся «голодные и злые полчища..».
И вот ещё меня волнует.
«США должны нам помочь» — утверждает власть. Но, простите, история утверждает, что США помогают исключительно сами себе, они преследуют только свои интересы. А что, если мы как государство (в нынешних границах) не будем их интересовать? Ведь за пустыми лозунгами о «нашей территориальной целостности» пока мало-что стоит..
Я пытаюсь критически мыслить и поэтому задаю вопросы исключительно самому себе.
Ну поделился с Вами…
Касательно конкретики.
А Вы обратили внимание, что жители Луганска и Донецка вакцинируются не той вакциной, что в Харькове, Киеве, Львове?
Паспорта другие, вакцина иная.
Расходимся, «морозимся», ждём.
Чего только?