«Новый курс» Юлии Тимошенко: 3 основных принципа — Юрий Гаврилечко

Член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ, эксперт Фонда общественной безопасности и Центра анализа экономической политики Юрий Гаврилечко на своей странице в соцсети Facebook назвал основные принципы «Нового курса» Юлии Тимошенко.

На данный момент только три политических силы имеют достаточно вменяемые экономические блоки в своих программах: «Батькивщина», «Основа» и «Свобода».Начну экспресс-анализ экономических блоков программ с «Нового Курса» Юлии Тимошенко.

На мой взгляд базовыми для его являются следующие принципы:
1) протекционизм
2) рациональное использование внутренних ресурсов
3) стимулирование и мотивирование экономической активности граждан

Вопреки лживым заявлениям «либералов» о том, что мол рынок все сам «разрулит» и потому не надо его регулировать и государственное вмешательство только вредит экономике, реальность показывает абсолютно противоположную картину: чем жестче регулирование, тем успешнее развивается бизнес.

Не существует ни одного экономически развитого государства, которое бы не защищало внутренний рынок и не оказывало поддержку отечественному бизнесу. Однако, в первую очередь, это касается отстаивания интересов этого самого бизнеса за пределами таможенной территории самого государства. Кто не верит, может понаблюдать за тем, какую политику сейчас проводит Дональд Трамп.

Не смотря на то, что именно Тимошенко является «автором» самой финансово успешной сделки по продаже госимущества, а именно — «Криворожстали», она последовательно выступает против тотальной «прихватизации» и распродажи земли. Коррупция начинается не с госсобственности, а с норм и правил по управлению нею и работы судебной системы. И, поскольку, внедрение экономических императивов «Нового Курса» планируется сопрягать с изменениями в системе законотворчества (экономические законопроекты предлагается писать профильным бизнес-ассоциациям, а парламент будет площадкой для поиска консенсуса между бизнесом и правительством) то есть шанса, что это сработает. Сработает в том числе и потому, что ресурсы для развития бизнеса будет привлекать сам бизнес, получив четкие правила игры и гарантии, а уже налоги от бизнеса позволят государству выполнять социальные и иные обязательства без привлечения заемных денег, направленных на проедание и отягощенных массой политических обязательств (как в случае кредитов от МВФ и ЕС).

Снижение фискального давления на бизнес, упрощение процедур его ведения, демонополизация рынков и, вследствие этого, понижение планки входа на рынок новых игроков — могут дать точки роста экономики в различных сферах. Разделение же понятий «бизнес-деятельность» и «экономическая активность» не только на бумаге, но и в реальности позволят снизить уровень низовой и бытовой коррупции. К примеру, продажа бабушками семечек на стихийном рынке — это не бизнес, а вид экономической активности и потому не должен требовать ни лицензий ни становиться основание для налогового отягощения, разве что сбор на уборку территории и вывоз мусора с них брать, по принципе парковочных автоматов — сел торговать семечками — заплати 10 грн за чистоту после себя. Нет ничего проще, чем организовать процесс «оцивилизовывания» стихийных рынков. Это будет выгодно для всех, кроме коррупционеров.

Кроме того, демонополизация станет основой для деолигархизации экономики, так как именно благодаря монополиям, возникшим, кстати, из-за «прихватизации», у нас и наличествуют олигархи.

В общем и целом, это похоже на политику Южной Кореи после окончания активной фазы гражданской войны с Северной Кореей. Тогда, государство помогала Чеболе с выходом на внешние рынки и стимулировало работу мелкого и среднего бизнеса для потребностей внутреннего рынка.

В идеале, же реализация данного блока поможет созданию того самого «среднего класса», без которого демократия не возможна в принципе. Впрочем, это дело нескольких десятилетий, даже не лет. А вот рост благосостояния граждан возможен в краткосрочной перспективе.