Новый политический сезон: скучная осень?

Начало сентября 2021 года и начало работы Верховной Рады Украины традиционно сопровождались прогнозами отечественных политических экспертов относительно близкого коллапса власти, нового Майдана и новых социально-политических потрясений в стране. В принципе, к этому нам не привыкать:  каждая осень у нас сопровождается подобными прогнозами. Этому есть несколько объяснений. Во-первых, все потрясения, которые переживала Украина последние три десятилетия, начинались именно осенью – начиная с «Революции на граните» 1990 года и заканчивая Майданом 2013-2014 годов. Во-вторых, именно осенью начинается обострение расстройств у людей с психическими девиациями, а именно представители этих групп доминируют в среде наиболее общественно активных граждан – ну вот они и собираются, группируются, манифестируют, сублимируют…

Хотя внешних проявлений для активизации политической жизни и роста протестных настроений не наблюдается. Тарифы? Да, будут расти. Но наши сограждане не выходят на акции протестов из-за тарифов – пусть они вырастут еще в 10 – 20 – 30 раз. Ради Соглашения об ассоциации с ЕС – выйдут. Я подозреваю, что если завтра некий нео-Найем предложит взять друзей, зонтики, чай и хорошее настроение, то многотысячные толпы могут выйти на Майдан ради соглашения с МАГАТЭ, в защиту наследственных прав принца Чарльза или за восстановление в должности президента Гвинеи Альфа Конде. Но против тарифов выйдут единицы.

Тарифами будут возмущены все – но только на кухнях. Есть у нашего народа такая черта: когда речь заходит о собственных деньгах, точнее, о несправедливости, связанной с материальной стороной жизни, народ будет возмущаться в кругу самых близких, но при этом на люди эту проблему выносить не станут – чтобы не дай Боже их не приняли за жлобов. Мол, скажут, что я пожалел отдать две трети своих доходов за коммуналку! Еще чего! Лучше я не будут платить, но и не буду жаловаться.

Именно поэтому ни один Майдан в Украине не носил социальный характер. А попытки шахтеров в 90-е годы добиваться положенной им заработной платы не находили сочувствия у большинства граждан (особенно киевлян) – в стиле «Ишь, понаехали! Тяжело им! Всем тяжело!». По той же причине не получили массовую поддержку требования ФОП-ов, а еще раньше – обманутых вкладчиков. Все это не значит, что люди и дальше продолжают восхищаться властью и терпеть – как Фридрихсен в сказке Шварца «Убить дракона». Большинство сограждан уходят в молчаливый протест, который не всегда удается рассмотреть даже самым опытным социологам – а это обязательно выльется в неожиданности на выборах (которые – увы – не скоро).

Кто-то прогнозирует, что толчком к массовым выступлениям могут послужить попытки Зеленского и Офиса президента имплементировать Минские договоренности. Мол, сразу же поднимется волна возмущения. Во-первых, не поднимется – запал иссяк у всякого рода «активистов» (и осеннее обострение шизофрении вряд ли поможет). В-вторых, группы этих самых активистов-ветеранов Майдана – националистов дезорганизованы, разобщены и кормятся из разных рук – преимущественно из кормушки СБУ, то есть, стали почти ручными. Акции «национального корпуса месяц назад показали, насколько жалкими могут быть те, кого еще вчера власть боялась. В-третьих, Арсен Борисович Аваков, которого многие видели в роли украинского Бонапарта, потерял влияние на радикалов и сегодня видится в лучшем случае в роли Буланже. Радикалы в нынешней ситуации – что бы не происходило в стране – угрозу для власти не представляют и могут максимум разбить окна в Офисе президента либо разрисовать стены. Потом весьма послушно уплатив положенные штрафы.

Что еще? «Дело вагнеровцев»? Слишком нишевая история. И быстро забываемая. У нас настолько привыкли к тому, что в стране все продается и покупается, что слив информации должностными лицами из банковой «государству-агрессору» воспринимается как нечто само собой разумеющееся, что ли не как функциональная обязанность главы Офиса. После обнародования пленок с разговорами человека с голосом, идентичным голосу Медведчука, с человеком, голос которого до боли напоминает голос Суркова, уже вряд ли кто-то чему-то удивится: ведь, оказывается, сам Порошенко санкционировал оборудки между Украиной и Россией в самый разгар войны!

К тому же Христо Грозев со своим «Звенящим котом» настолько перегрели ожидания публики, что даже если завтра покажут документальные кадры со сценами каннибализма, некрофилии и ритуальной гомосексуальной оргии в кабинете Зеленского, народ в большинстве своем скажет: «Всего то??? А мы ожидали большего!». Народ у нас настолько привык к той мысли, что власть аморальна по своей природе, не зависимо от того, кто олицетворяет эту власть, что ни один фильм, ни один компромат не способен вывести людей на улицу. Прививку общество получило еще в далеком 2000-м году, когда осознало, что Кучма матерится в свободное от работы время и даже может отдавать приказы об уничтожении неугодных журналистов. Возмущение тогда, помнится, было колоссальное. Но потом все утихло и последующие художества власти воспринимались как должное: «Не, ну а че! Он – президент, ему положено убивать журналистов. Иначе какой же он президент?»

Одним словом, я не вижу ровно ни единого повода для того, чтобы прогнозировать новый Майдан. Главное – нет заказчиков и нет лидеров. Майдан – дорогостоящее мероприятие (создать достоверную видимость «народной энергии», «романтического бунта» — да так, чтобы в это поверили сами участники, стоит миллиарды долларов). Сегодня нет тех, кто готов выделить такие деньги и нет тех, кто готовы эти деньги грамотно расходовать. К тому же нет лидеров. И нет революционно заряженных масс. Зато у власти всегда есть безошибочный аргумент: в любой ситуации все надо валить на Путина. Любое недовольство, любые выступления протестующих надо привязывать к козням ФСБ. Действует!

Точно так же я не вижу предпосылок к досрочным выборам в стране. Нет их. В Конституции прописаны все возможные варианты, при которых президент получает возможность распустить Раду. Ни один из этих вариантов сегодня не просматривается.

Кто-то ожидает увольнения Разумкова с поста спикера. И что? И уволят. А дальше? Он поедет на Дон собирать войска? Он к топору призовет Русь? Дмитрий Александрович фрондер, но не оппозиционер. Умный, обаятельный, грамотный, но без харизмы. Его поведение – это не антитезис по отношению к Зеленскому (в принципе, Зеленский добивается от Рады всего, чего хочет – не смотря на то, что Разумков иногда занимает собственную позицию). Это скорее бодание с Ермаком, нежелание превратиться в Шмыгаля, который превратился в символ политического «чего изволите?». Отставка Разумкова – если она состоится – не всколыхнет массы. Она будет сопровождаться спокойным: «И этот вслед за Аваковым…».

Эту страну сложно всколыхнуть. Даже очередные заседания СНБО стали уже обыденностью и чем-то обычным, не вызывающим эмоций – как традиционные казни на Гревской площади в эпоху Робеспьера.

Политическая повестка осеннего сезона тоже весьма расплывчата. Она размазана по политической поверхности, как каша по тарелке. Закон об олигархах. Бюджетная резолюция. Государственный бюджет. В промежутках – какие-нибудь «Большие Гербы», «Малые Гимны», переименования села Кацапетовка в Хацапетовку, введение правописания «от Ницой и Фарион», очередное заявление о желании стать членами ЕС и НАТО. Если закон о земле не смог вызвать протестные акции, то Большой Герб и Кацапетовка точно не приведут к восстанию.

Рейтинги политиков и политических сил – унылое зрелище. Зеленский закрепился в своем сегменте и при любых раскладах демонстрирует 25 – 27% (а иногда и под 30!). Порошенко сдулся и довольствуется театрализованными представлениями, в ходе которых его величают гетманом, вспоминают, как при нем жилось украинскому народу (вспоминают преимущественно провинциальные чиновники, вышедшие в тираж), дарят булаву и выказывают другие знаки внимания, положенные гетману. Одним словом, Петр Алексеевич деградирует потихоньку.

Бойко и Медведчук (а вместе с ними вся ОПЗЖ) напоминает скорее клуб по интересам. Рейтинги посыпались, внутренняя жизнь в партии – это скорее иллюстрация о муже и жене, которые давно рассорились, но развестись не могут из-за жилплощади. Изначальный «брак по расчету» дал не просто трещину – появление в санкционных списках Российской Федерации Сергея и Юлии Левочкиных показательно. Понятное дело, что без консультаций с Медведчуком не обошлось (все хорошо помнят, как в декабре 2018 года составлялся санкционный список – в него вошли все те депутаты от Оппоблока, которые проголосовали за исключение из фракции Левочкина и Бойко; если кто-то из депутатов отсутствовал во время голосования или не голосовал – в список не попали). Это раньше можно было думать, что милые бранятся – только тешатся. Сейчас, когда рейтинги партии упали почти в два раза, а сама партия заняла нишу коммунистов (протестный ностальгирующий электорат Юго-Востока Украины), говорить об ОПЗЖ как о реальной оппозиции не приходится.

Порошенко и ОПЗЖ – это «окопная оппозиция». Каждый из них вырыл себе окоп и сидят в них с мыслью «Хорошо, что хоть так. Главное – чтобы не прилетело!». О расширении их электорального поля говорить не приходится.

Единственная политическая сила, которая демонстрирует рост рейтингов – это «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Последние социологические данные говорят об 11 – 12%, в августе одна из социологических фирм показала прыжок до 16% (что скорее говорит о наличии скрытых ресурсов – тех самых пресловутых «партизан», которые вскрываются во время голосования). Что важно: у Тимошенко электорат дисциплинированный и приходит на участки даже при всеобщей низкой явке.

В 2019 году Зеленский победил не в последнюю очередь из-за того, что был отмечен массовый переток голосов от Тимошенко к Зеленскому. Теперь мы наблюдаем обратный процесс: большинство из тех, кто разочаровались в Зеленском, перетекают в лагерь Тимошенко.

В последнее время наблюдаются две тенденции. Первая определяется тем, что в околополитической тусовке все чаще начинают говорить о возможной коалиции «Слуг народа» с «Батькивщиной». Пока этот союз остается более чем гипотетическим (Зеленского вполне устраивает Шмыгаль), но на некотором этапе ситуация может повернуться таким образом, что союз с Тимошенко для Зеленского станет просто необходимым инструментом для сохранения власти.

Второй момент: Порошнко попытался ворваться на идеологическое поле Тимошенко, заговорив о коммунальных тарифах и прочих элементах социальной несправедливости – та сфера, которая до последнего времени была практически монопольно занята Тимошенко и представителями ее фракции.

Осенью мы будет наблюдать, как политики пытаются сбить рейтинги Тимошенко – это будет одним из трендов нового политического сезона. Ибо – по их мнению – нельзя демонстрировать успех в стране, где остальные политические силы довольствуются стагнацией.

По Верховной Раде все еще ходит призрак партии «Голос», которая сохраняет фракцию, при этом потеряв электоральную основу. По сути, партии нет, но сталось ее парламентское воплощение.

Рейтинг Игоря Смешко с его 6% — это скорее голоса ностальгирующих по «сильной руке». Ушедший из политики Анатолий Гриценко способствовал тому, чтобы его электорат суммировался с электоратом Игоря Петровича. В сумме получаем 6% тех, кто верят в Пиночета.

Одновременно во второй лиге крепко обосновались Ляшко, Гройсман и еще несколько проектов с общей тенденцией «дотянуть до 5». Лидеры этих партий превратились в такой себе «клуб друзей Савика Шустера», и если бы не пятничные шоу на ТРК «Украина», то о них давно бы забыли. Проблема этих партий в том, что их лидеры живут старым капиталом и не генерируют новые идеи и смыслы.

Впрочем, отсутствие смыслов – это общая проблема украинской политики. Но сегодня не об этом.

Новым явлением в украинской политической жизни  стала партия Бориса Колесникова «Украина – наш дом», о которой было заявлено в конце прошлого политического сезона. Лидер партии подчеркивает, что не намерен делать еще один политический продукт для Юго-Востока, а нацелен на общеукраинский масштаб (в руководстве партии нет ни одного бывшего члена Партии регионов или Оппозиционного блока). Пока о перспективах партии можно говорить авансом – все зависит от системности работы и быстроты достижения промежуточных целей. Но заявка показательная. Тем более, что пока это единственный новый проект (если не считать быстро погасшую попытку Игоря Уманского заявить о некоей полуплатформе-полупартии НЭП).

Украинская политическая жизнь напоминает какую-то нелепую игру, в которой главное не делать резких телодвижений. Какой-то сплошной кёрлинг.

В этой ситуации выиграет тот, кто добавит в размеренность местечковой жизни серьезного драйва, заставит общество проснуться и улыбнуться. Одними лишь выборами мэра Харькова наших людей не разбудишь. И – главное – попутно не разбудить какого-нибудь Герцена.

…А вообще картина политической жизни настолько скучная, что иногда задумываешься о трактате на тему «Возможности военного переворота в восточнославянских государствах исходя из теории вероятности»…

 

Кость Бондаренко — политолог, член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ.

<