Остров доктора Порошенко — Владислав Михеев

Политолог, член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ Владислав Михеев написал свежий блог на своей странице в соцсети.

В свое время ведущие печатные СМИ Британской империи предлагали прятать книгу «Остров доктора Моро» Герберта Уэллса от молодого поколения. История зверей, поднявшихся до человеческого уровня, была необычной и пугающе революционной.
В людей звери, правда, начали превращаться не благодаря революции, а в результате управляемого доктором Моро прогресса, рукотворной эволюции.

Но зверь, таившийся внутри «новых людей» , вырвался наружу как раз в результате революционного восстания. Революция в итоге породила регресс, «эволюцию навыворот», истребив в подопечных Моро человеческий облик. Не будем проводить здесь аналогии с украинским Майданом, они и без того довольно прозрачны. Сосредочимся на том, что возмутило консервативных джентльменов и чопорный английский «свет» в романе Уэллса. Возмутила предельная обнаженность того, что Карл Юнг именовал архетипом.


Архетипичность ситуации была на лицо: восстание против верховной власти, против любой иерархии — это всегда, начиная с античных мифологий (с оскопления Кроноса Зевсом и даже ранее) богоборческий бунт против Отца.

Сама революция — архетипична, поэтому на разные лады тысячелетиями повторяется в контексте разных культур и цивилизаций. Вопреки чаяниям революционной толпы, революции чаще всего реализуют преемственность через разрыв. Не избавляются от идеи Отца насовсем, а меняют одного отца на другого: Бога на дьявола, Крона на Зевса, Бурбона на Наполеона, Николая на Сталина, Януковича на Порошенко и т.д.

Как правило, с последующим «отцом» подданым везет меньше, чем с предыдущим. За примерами далеко ходить не надо: нынешний режим в Украине закономерно усилил коррупцию, беззаконие и патернализм «попередников».

Для архетипа Отец — вот единственный закон, данный свыше, а вовсе не конституция и не уголовный кодекс. Поэтому не удивительно, что Порошенко ведет себя как архетипический Демиург или Мессия.

Пребывавшим в дочеловеческом (доукраинском, домайданном) состоянии существам он придает все атрибуты человечности. Наделяет их речью (мова), свободой воли (свободой от Москвы), указывает им путь возвращения из ада в потерянный рай (остаточне прощавай Радянському Союзу и Росiйськiй Iмперii), дает новые религиозные заповеди (окрема украiнська вiра, томос).

Революционная ситуация вероятно вообще не возможна без актуализации архетипа. Вспомним как мессия-Ющенко кормил с рук оранжевую толпу, изголодавшуюся по «хлебу насущному».

Но бунт против Отца столь же архетипичен, как и фигура самого Отца. Очевидно, что украинцы сейчас жаждут смены энергий, смены архетипа. Именно поэтому в качестве идеального государственного деятеля, Отца нации последовательно отвергаются все президенты.

Порошенко, как некогда уэллсовский герой-экспериментатор, больше не способен играть роль Отца на украинском острове. Зверо-люди готовы разорвать его на части, протестуя против бесчеловечности социально-биологического эксперимента по их «очеловечиванию», по производству Образцового Украинца. По сути, это приговор пародийности, «ненастоящести» воплощения архетипов, которые эксплуатировались коллективным украинским Отцом на двух майданах. Это результат фундаментальной ошибки в определении источника «звериного» в человеке.

Социал-инженерная установка «Ты человек ровно настолько, насколько ты украинец» противоречит естественной установке «Ты украинец ровно настолько, насколько ты человек». Вот где прокалываются те, кто конструирует pr- образ украинских прааителей.

Архетипический Отец без любви к своему творению — это не Бог, а дьявол, злобный демиург гностиков. Поэтому у самого Уэллса к «цивилизаторской» миссии Моро двойственное отношение…

Подопытные доктора Порошенко также в какой-то момент чувствуют, что Отец проводит свои эксперименты и сохраняет над ними власть не ради их блага, а ради собственной власти и статусных привелегий. Здесь слышится вечное: «Врач, исцели сам себя!» Как может доктор избавить тех, кого он приручил, от звериных черт и сделать людьми, если у него самого нутро зверя? Как он может вылепить по своему образу и подобию Образцового Украинца, если сам таковым не является?

Посмотрите на то, как множатся на украинском острове обещания «разорвать» Порошенко. Это работает как окно Овертона — украинцы постепенно привыкают к мысли, что Отец-цивилизатор будет неминуемо «разорван». Причем, независимо от формального результата выборов.

Национальный корпус требует для Порошенко тюрьмы, Тимошенко — импичмента, Ляшко — расстрелять, Зеленский — обещает посадить…
Их поведение тоже вполне архетипично: занять место украинского Отца-Кроноса, может лишь тот, кто его «оскопил». Без этого, увы, никак.

В книге Уэллса остров доктора Моро погружается после его гибели в хаос. Но это — шаг назад с цивилизаторской, с прогрессистской точки зрения. Для обитателей острова это возврашение к гармонии изначального естества, в мир без страданий и боли, без мучительного диссонанса, на который обрекли их чудеса генной инженерии.

Впрочем, возврат в «естественное состояние» гомеостаза вовсе не означает, что украинцы перестанут жрать друг друга. 
Но это будет уже другое качество энергий и другой архетип.