Политолог Руслан Бизяев рассказал о судьбе пленных украинских моряков

Пока Зеленский (устами своих посланцев) и Порошенко наперебой обещают выгнать Медведчука из переговорного процесса по пленным, он сам уже побывал в Москве. Возникает логичный вопрос-кто мог дать разрешение на второй полет за месяц? Ответ, по-моему, очевиден…

Вчера, как вы помните, пресс-секретарь Путина подтвердил, что де-факто посол Украины в России был, судьбу плененных моряков обсуждал. В такой напряженной ситуации явная попытка сыграть на опережение. «Смотрите, я всё могу!» Только что он реально может?

Во-первых, вопрос передачи до вынесения приговора судом РФ в принципе невозможен. А отношении моряков сейчас осуществляется только предварительное следствие, срок которого продлен до мая 2019 года, то есть до президентских выборов в Украине. С точки зрения россиян они никакие не военнопленные и не политзаключенные, а нарушители границы, за что наказывают лишением свободы до шести лет.

Официальная Украина такую позицию не признает. Следовательно, автоматически не признает и решение суда: ни по понятиям, ни в соответствии с действующими правовыми нормами. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. предусматривает автоматическое признание решений российских судов только по отдельным категориям гражданских и семейных дел.

В то же время ряд международных конвенций, говоря о передаче осужденных для отбывания наказания по принципу гражданства, называют обязательным условием такой передачи признание приговора. По уголовному праву Украины действия военных, отправленных штурмовать Керченский пролив для громкого инцидента, должны признаваться преступлением. А у нас их, еще раз подчеркну, считают военнопленными. Другое решение все изменит, но может быть только политическим и это компетенция уже другой власти.

Остается последний вариант: решение суда и высочайшее помилование. Но когда Путин сможет это сделать неизвестно, суд может длиться и до осени. Так зачем тогда его беспокоит кум из Киева?

Единственный разумный вариант ответа – от отчаяния. Пока Президентом был Порошенко, канал связи с Москвой позволял какое-то время одному создавать напряжения, отправляя людей в плен, а второму их как бы снимать, освобождая. Ну, мы помним: камуфляж, летное поле, приветственные слова. Теперь оба никому неинтересны. И в принципе в Кремле все равно с кем договариваться, лишь бы это был вменяемый человек, которому не нужны посредники. А не как сейчас.

Политолог Руслан Бизяев — член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ.