Российско-американский консенсус по поводу Минска-2 — Владимир Воля

Владимир Воля, политический эксперт, исполнительный директор направления «международная политика» УИАМП написал статью для третьего аналитического сборника статей и рекомендаций ИНПОЛИТИКА №3, который был всецело посвящен вопросам внутренней политики и влиянии иностранных акторов на украинскую повестку.

Встречи Волкера в Украине и Дубае, новые антироссийские санкции, события в Давосе стали дополнительными подтверждениями того, что США и РФ взяли паузу в реализации Минских соглашений до 2020 года. Подтвердились прогнозы относительно того, что нынешние встречи спецпредставителя Госдепартамента США Курта Волкера в Киеве завершились ничем. Также подтвердился прогноз относительно безрезультативности его встречи с российским спецпредставителем В. Сурковым.

Почему не могло быть по-другому?

Встреча Волкера и Суркова, которая проходила в ноябре 2017 года стала причиной для пессимистических комментариев американского представителя об откате назад в сравнении с тем, что было в предшествующие две встречи.

Несомненно, что причиной таких оценок стала позиция России, которая оказалась неизменной относительно формата возможной миротворческой миссии. Но за этим скрывается более широкий контекст: позиция Украины тоже осталась неизменной, в целом процесс консультаций нисколько не приблизил к урегулированию конфликта на Донбассе.

Иными словами: по итогам полугодичной «миссии Волкера» в 2017 году ситуация зашла в тот же тупик, в котором она уже была после берлинского саммита лидеров «нормандской четвёрки» (19 октября 2016 года). США увидели, что им не удалось изменить ни позицию Украины, ни позицию России. А без этого невозможен прогресс в реализации Минских соглашений. Россия, которая рассчитывала, что США могут повлиять на позицию Киева, увидела отсутствие такого результата.

Одновременно Москва и Вашингтон осознали, что в ближайшие 2 года добиться прогресса в разрешении конфликта на Донбассе невозможно. Произошло это без согласования. Просто в обеих столицах одновременно сделали похожие выводы из полугодичной деятельности «Миссии Волкера».

Таким образом, сложился молчаливый консенсус США и России в том, чтобы взять «паузу» в реализации Минского процесса

Первые признаки консенсуса:

1. Решение США о представлении «Джавелинов» Украине кем-то преподносится и кем-то оценивается как усиление как усиление давления на Россию за её упрямство, несговорчивость. Но сомнительно, чтобы это привело к каким-либо изменениям в зоне конфликта.
Зато есть в этом другие смыслы.

Например, преподносить подобным образом поставки «Джавелинов» выгодно администрации Трампа в контексте внутриполитической борьбы в США. Очередная демонстрация решительной поддержки Украины, жёсткой позиции по отношению к РФ на фоне всё ещё продолжающихся скандалов и расследований относительно вмешательства в американские выборы.

В Украине властям тоже выгодно оценивать поставку «Джавелинов» именно как усиление давления на Россию. Заодно это можно интерпретировать как собственную очередную победу в противостоянии Москве. Некоторые эксперты в силу своей наивности тоже считают поставки «Джавелинов» средством сдерживания.

Если в общем, то Вашингтон пошёл на поставки «Джавелинов» из понимания, что ещё долго не будет возможности для компромиссов в вопросах урегулирования на Донбассе, что эти поставки ничего не меняют, но при этом необходимо решать важные внутриполитические задачи. В 2019 году – выборов в Конгресс, и республиканцам важно не утратить большинство.
Теперь Трамп может сказать, что он с помощью «Джавелинов» застраховал Украину от нового возможного наступления со стороны незаконных вооружённых групп, поддерживаемых Россией.

2. Обмен пленными и удерживаемыми лицами также может иметь два смысла, а не один.
Однозначно, что реализация обмена «всех на всех» началась: состоялся обмен большей части удерживаемых лиц. И однозначно, что это несомненный прогресс в реализации Минских соглашений.

Существенный прогресс в этой гуманитарной части соглашений можно считать признаком того, что и Минск-2 в целом возможно вывести из тупика. Но при этом, осуществление обменов удерживаемыми лицами не является предпосылкой для реальных подвижек в вопросах безопасности и в политической части Минских соглашений.

Другая сторона этого прогресса: решение самой болезненной, эмоциональной гуманитарной проблемы после 3-х лет войны может быть элементом подготовки к консервации ситуации на Донбассе на ближайшие годы. Как минимум – на 2-3 года.

То есть, каждый получает своих, снимает с себя нагрузку по содержанию пленных и удерживаемых лиц. А ситуация в зоне конфликта может существовать с имеющейся на сегодня линией разграничения сколько угодно. В некотором смысле, обмен пленными при условии такого прогнозного сценария можно считать признаком, что никто не будет доводить военную ситуацию до уровня, при котором появляются новые пленные в значительном количестве.

Закрепление предположений:

В дополнение к решению о поставках в Украине «Джавелинов» произошли ещё 2 события, которые показывают, что для США вопросы урегулирования на Донбассе отошли в «фоновый режим».

Во-первых, в самый канун встречи Волкера и Суркова американский минфин объявил о расширении санкций против российских граждан и компаний (в связи с войной в Украине и аннексией Крыма).

Во-вторых, содержание выступления президента Д.Трампа в Давосе, его встречи с лидерами 4-х государств отчетливо показали, что и президент, и вся его команда, и все республиканцы заняты внутриполитической борьбой. Сейчас перед ними строит архиважная задача – не допустить потери своего большинства в Конгрессе в результате ноябрьских выборов.
Если в 2017 года внешняя политика США во много была заложницей внутриполитической борьбы, то в 2018 году это будет в ещё большей степени.

Выступление и встречи Трампа в Давосе, предоставление «Джавелинов» Украине и Грузии, расширение антироссийских санкций – это исключительно фрагменты внутриполитической борьбы в США.

Кстати, решение по «Джавелинам» и расширение санкций выглядят как суперзначимые события, но на самом деле – это символические жесты, которые не влияют на ситуацию в зоне конфликте, на международно-политическую ситуацию по поводу конфликта.

Примечательно, что предвыборный визит Трампа в Давос и расширение антироссийских санкций произошли уже после того, как Верховная Рада проголосовала за так называемый закон и реинтеграции. Сам закон – преимущественно собрание политических лозунгов. Документ, который никак не влияет на ход переговоров по урегулированию, на рассмотрение исков в международных судах. Главной особенностью закона стали вопиющие манипуляции с нормами международного права. В него отказались включить даже упоминание о Минских соглашениях, на чём настаивал президент П.Порошенко. Однозначно, что такой закон может быть лишь инструментом для дискредитации Украины перед западными партнёрами.
Всё этого могло помочь России доказать Соединённым Штатам и Европе, что с этим составом Верховной Рады вывести Минск-2 из «тупика» не удастся.

Поэтому, команда Трампа занимается своими важными вопросами, Путин занимается своими важными вопросами, а по поводу конфликта на Донбассе взята пауза. Вероятно, до 2020 года.
В ноябре 2018 года – выборы в Конгресс США. В Европе: в 2018 году — парламентские выборы в Италии, Венгрии и других странах, в 2019 году — выборы Европарламент, парламентские выборы в Польше. Но самое главное, в 2019 году – президентские и парламентские выборы в Украине.

Встреча Волкера и Суркова в Дубае. Состоялась. Пока о её содержании есть лишь мнение В.Суркова. Для анализа важно будет и мнение К.Волкера.

Но уже можно говорить о том, что прорыва не случилось. Добавились новые темы для обсуждения, например – «закон о реинтеграции». Предложения по формату миротворческой миссии были изложены, были выслушаны, будут отправлены на обсуждение и т. д.

Встречи Волкера и Суркова будут продолжаться, но вероятность на прорыв в реализации Минских соглашений – крайне низка.