Рост налогов по просьбам трудящихся или СССР 6.6.6.

Поскольку мои детские и юношеские годы прошли в СССР, то я хорошо помню такой часто встречающийся в те времена рефрен как «по просьбам трудящихся». Этими самыми просьбами могли оправдать или прикрыть любую глупость власти или же такую инициативу, которая явно шла в разрез с логикой и здравым смыслом или же просто была весьма непопулярной.

После многолетней декоммунизации я был убежден, что этот рефрен уже давно и прочно забыт и стал лишь очередной строкой на страницах истории. Но, каково же было мое удивление, когда именно его, пусть и несколько «либерализированном» виде обнаружил в статье Данила Гетманцева, председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики.

В своем материале «Налоги: о тактике, стратегии и порядочности» народный депутат ничтоже сумнящийся вещает о том, что мол рост налоговой нагрузки и предоставление чиновникам новых коррупционных механизмов для персонального обогащения делается для… защиты прав потребителей! Вот так-то оказывается. Но это еще не все. Усиление фискализации и борьба с наличными платежами, по мнению главы парламентского комитета есть ничто иное как «борьба с тенью за усиление инвестиционной привлекательности Украины» При этом, все делается в интересах… самого же бизнеса, потребителей товаров и услуг и государства. Вот ни более и не менее.

Звучит это так: «возможно е-чек — дополнительно неудобство для предпринимателя. Однако неудобство абсолютно оправданное интересами потребителя, государства, общества и самого бизнеса. Почему? Да потому, что невозможно рассчитывать на иностранные инвестиции, не создавая при этом условий для белого бизнеса. Потому что нельзя требовать от отечественного бизнеса порядочности, если единственный способ делать бизнес, оставаясь конкурентоспособным, — делать его в тени. Ну и, согласитесь, невозможно мириться с тем, что твоя страна, находясь в центре Европы работает за кэш подобно… Кстати, подобно какой стране/территории? Где еще в мире столь же почитаема тень?..»

Впрочем, следующий пассаж нардепа все расставляет на свои места: «я категорически не согласен с тем, что сначала надо реформировать налоговую/закрутить гайки олигархам/уничтожить коррупцию (нужное подчеркнуть), а вот затем… У нас нет времени на это «сначала…, а затем…» Как и нет времени на разговоры, долгие обсуждения, заговаривающие проблему подобно алтайскому шаману. У нас нет на это времени»

Конечно же! На обокрасть ФОПы – время есть. На то, чтобы вынудить крупный бизнес свернуть свою работу в Украине – время есть. А вот на то, чтоб бороться с коррупцией – времени нет. Ну что, логично же, не так ли?

А вот дальше идет уже то, что и в СССР считалась моветоном, а именно – откровенная дезинформация читателей. «Мы пересматриваем условия налогообложения, мягкость которых невозможно объяснить ничем иным, кроме особых отношений бизнеса и власти в худшем смысле этого словосочетания. Мы поднимаем ренту на руду. Ведь это непорядочно, если уровень налоговой нагрузки (в ставках) в истекающей кровью стране самый низкий среди всех рудодобывающих стран, включая уже упомянутую РФ?», — пишет Гетманцев.

То есть, если у нас налоги ниже, чем в России, давайте въеб@м по собственному бизнесу, чтобы назло врагу нам еще хуже стало? Где-то я это уже слышал… А! Все в том же детстве: «куплю билет на трамвай и назло кондуктору пойду пешком!»

Кроме того, напомню: до 2014 г. ставка ренты на добычу железной руды была в пределах 1,5-2,7%. Ее повышение до 8% привело к росту рентной платы примерно в 3,5 раза. Затем в 2015-2018 гг. плата за недропользование выросла еще в 1,5 раза. А уже в 2019 г. был введен временный повышающий коэффициент 1,1 к ставке ренты за добычу железной руды: то есть платежи предприятий возросли еще на 10%. И теперь, в случае очередного повышения базовой рентной ставки до 10%, дополнительные расходы горняков составят 12-13 млрд грн., по подсчетам Федерации металлургов Украины. Эти платежи – часть себестоимости готовой железорудной продукции, которая таким образом ощутимо подорожает. Тогда, в 2014-2015 гг основным лоббистом роста рентной платы была замглавы Минфина в Кабмине Яценюка Е.Макеева.

Что же касается «меньше, чем в РФ», то отмечу, что ст.43 действующего в РФ Федерального закона «О недрах» устанавливает минимальную ставку ренты металлические руды в 50 российских рублей/1 кв. км площади, а максимальную – в 255 российских рублей/1 кв. км площади разработки. То есть в 9(!) раз меньше, если пересчитать по соотношению рента/прибыль (в РФ – 2,5%, у нас – 22%).

Все это открытая и публичная информация, которую может найти каждый. Так зачем же обманывать читателей-то? Или глава комитета и сам не в курсе о чем пишет?

Юрий Гаврилечко — член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ.