Скаршевский: Закон о рынке земли следует рассматривать с социальной точки зрения

Премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что торговля землей станет возможной с 1 октября 2020 года. Законопроект об открытии рынка земли уже внесли на рассмотрение парламента. Между тем, из-за этого закона под Радой произошли массовые митинги аграриев, которые не согласны с некоторыми его пунктами и нормами. Чего стоит ожидать от принятия закона, кому можно будет, а кому нельзя покупать украинскую землю, ГолосUA поинтересовался у экономического эксперта, члена ИНПОЛИТ Виктора Скаршевского.

— Виктор, что вы можете сказать о законопроекте о рынке земли?

— В отношении закона о рынке земли многое будет зависеть от этапности его введения, от условий, от предохранителей и ограничителей, от большого количества составляющих. В том числе и от доступности финансовых ресурсов, и от идеологии введения рынка земли, потому что пока непонятно, кому и зачем это нужно?!

— Почему вы так считаете?

— Я бы рассматривал этот закон с точки зрения социальных вещей. Повысится ли занятость в сельском хозяйстве, в том числе — и в малых фермерских хозяйствах, повысится ли производительность и урожайность, будет ли это стимулировать переработку и будут ли продавать не зерно и сырье, как это сейчас происходит.

Также интересно, повлияет ли этот закон на животноводство, когда поголовье скота у нас сейчас сокращается, и мы сейчас импортируем больше мяса, несмотря на то, что Украина по определению является аграрной страной.

Вот с этих позиций надо смотреть, а просто, если мы откроем и начнем продавать, это не рынок земли, и нет такого ни в одной цивилизованной стране, чтобы не было ограничений. Также непонятно, сколько земли и кому будут в одни руки продавать – физическим или юридическим лицам. Сейчас говорится, что будут продавать и юридическим лицам, но непонятно, по каким условиям.

— Насколько реально, что этот закон будет принят?

— Вполне реально, даже без содержательной части. Депутаты сейчас могут принять все, что захотят, в том числе и то, что касается рынка земли.

— Насколько будет выполнено предложение Президента Зеленского, что мы не будем продавать землю иностранным компаниям?

— Это очень реально. Просто записывается отдельной строчкой в закон, что земля не продается иностранным компаниям и иностранным гражданам, и все.

— К чему же в конечном итоге может привести принятие данного закона?

— Если у фермерских хозяйств не будет доступа к финансовому ресурсу, если не будет стимула для переработки аграрного сырья и производства конечного продукта, это ни к чему не приведет. Все как было, так и останется.

— То есть ситуация может и ухудшиться?

— Ну почему? Если разрешать продавать землю, то, прежде всего, эти продажи будут происходить в государственном секторе, где запасы земли составляют около 10-11 миллионов гектаров. Кстати, сейчас эти цифры не могут точно уточнить ни в правительстве, ни в государственных органах власти, потому что кадастр не доработан до конца и не вся земля учтена. Нынешняя власть это также признает.

— Как же продавать то, что не учтено?

— Продавать будут то, что учтено, но в процессе можно параллельно дорабатывать этот кадастр. Но учтено где-то 70-80% земель, насколько я понимаю. По словам премьер-министра Гончарука, в этом секторе происходит очень мощная коррупция и будут менять руководство по вопросам кадастра. После смены руководства мы сможем узнать еще дополнительные неожиданности в неправильном учете земли.

Получается, что власть говорит о продаже земли, но конкретных цифр она не предоставляет и о правилах с ограничителями ничего неизвестно. В то же время Зеленский сказал, что иностранным компаниям землю будет продавать нельзя, но премьер Гончарук сказал, что можно будет продавать украинским компаниям, которые смогут купить иностранцы через регистрацию украинского юридического лица.

— Чем можно объяснить такое расхождение в их заявлениях, ведь они же в одной команде?

— Здесь ни у Владимира Зеленского, как у человека, ни у Гончарука, нет собственного видения. Они не являются экспертами в этой области и ориентируются на разные экспертные выводы, либо на разные группы влияния.

— Что же может получиться в результате принятия закона?

— Тут будет многое зависеть от того, что именно примут, и по каким правилам и ограничителям будет продаваться земля. Если это будет полностью либеральный рынок, когда «покупай, продавай, кто хочет», это приведет к надуванию финансового пузыря и массовым спекуляциям.

Если же будут правила, такие как – сегодня купил, но невозможно продать эту землю в течение десяти лет, то этот рынок уже не будет спекулятивным, потому что эту землю придется обрабатывать и заботиться о ней, и таким образом зарабатывать, а не просто сидеть на ней и ждать пока что-то подорожает и пойдут колебания цен.