Великие украинские негодяи и «язык прошлого»

Ныне покойный Василий Лановой, этнический украинец и великий актер, конечно же, редчайший подонок, путинский прихвостень и враг нашей страны. Точно также как, например, украинец Александр Усик, великий боксер, но явный предатель Украины.
Такие вердикты «патриотическому фейсбуку» выносить не впервой.
Мы вообще с подобной дилеммой сталкиваемся сплошь и рядом. Не замечая, что досталась она нам в наследство еще от советских времен.
Тогда многих актеров, например, Табакова с Броневым, обвиняли в том, что в их исполнении разного рода негодяи и враги Советского Союза получаются весьма симпатичными.
К Лановому это тоже относилось, дескать оправдывал своим талантом антисоветскую позицию. Ну, примерно, как потом антиукраинскую.
То есть, как учил нас товарищ Сталин, субьективно Бухарин мог быть прекрасным коммунистом, а обьективно лить воду на мельницу врагов. Вот и некоторые выдающиеся борцы за «патриотический хайп» посмертно расстреляли Ланового в своих постах. И сделали это чисто по-советски, по-сталински, хотя антисоветская и антисталинская позиция вроде бы является неприменным атрибутом «патриотического хайпа».
Поэтому неудивительно, что пантеон великих украинских негодяев, ценности которых внезапно оказались неукраинскими, разрастается с невероятной скоростью.
Вообще, с этими ценностями что-то в мире не так. Когда в ценностный ряд включают идеологию, этно-языковой или другой «случайный» для общечеловеческой природы элемент, эти ценности перестают быть абсолютными и универсальными. Более того, сталинизм с гитлеризмом наглядно продемонстрировали, что они становятся античеловеческими.
Сам Лановой, все это прекрасно понимал, говоря о «двух языках»:
«Золотой ключик, который вручили мне, чтобы открывать мир, оказался бесполезным — у меня под носом сменили замок. Искусство, которое я любил, оказалось побежденным, чувства, которые меня трогали, оказались смешными. А все, что мне кажется смешным, не вызывает смеха у сегодняшнего поколения. Оно не пользуется моим словарем. Ходить по этому времени, не спотыкаясь, мне уже тяжело. Забиваешься в щель и живешь прошлым».
В этих словах — большая поколенческая трагедия.
Допустим, Лановой был «неправильным украинцем», и его язык был языком имперского прошлого. Но парадокс в том, что точно таким же архаическим языком времен СССР и Третьего Рейха пользуются и «правильные украинцы», которые осуждают Ланового за его «имперский язык».
Но Лановой блестяще владел еще и другим языком — искусства и культуры.
В этом существенное отличие великих украинских негодяев от маленьких украинских негодяев, которые владеют одним единственным языком — идеологическим.