Виктор Скаршевский: о валютной ипотеке

В профильном комитете Верховной Рады в очередной раз за несколько месяцев озаботились судьбой валютных заемщиков по ипотечным кредитам. В чем суть и что это значит?

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект № 4204 от 09 октября 2020 «О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте и внесения изменений в некоторые законодательные акты относительно урегулирования вопросов обращения взыскания на ипотечное имущество», который якобы должен решить проблемы должников.

Аргументация авторов законопроекта заключается в том, что Закон о банкротстве (действующий с октября 2019 года) не работает, а мораторий не решает проблему тех должников, у которых отбирают имущество во внесудебном порядке. Поэтому, считают авторы законопроекта, необходимо внести изменения в действующее законодательство, чтобы «спасти» валютных заемщиков, которые брали ипотеку на единственную квартиру или участок земли.

Но, как это часто бывает, благородные цели не всегда сопровождаются соответствующими (в т.ч. конституционными) методами их достижения. Получился довольно популистический текст. Если законопроект рассчитан на выборы (которые могут произойти досрочно), то вряд ли это поможет инициаторам законопроекта, так как проблемы с выплатой валютных ипотечных кредитов имеются у приблизительно 50 тыс. заемщиков.

Если говорить в целом, то законопроект нивелирует базовые конституционные принципы хозяйствования в Украине, путем вмешательства в хозяйственную деятельность и договорные отношения банковских учреждений. Также нормы законопроекта создают дополнительное давление на кредитора на фоне того, что доля проблемных кредитов в банковских портфелях составляет порядка 50%.

Во-первых, существенные риски создает норма законопроекта о введении трехлетнего срока существования права требования кредитора по кредитному договору. Предусмотрено прекращение кредитного обязательства не в связи с пропуском сроков, а в связи с истечением сроков. Другими словами, кредит «живет» только 3 года после даты просрочки, независимо от действий кредитора. Эта норма подвергает кредиторов на потерю активов.

Во-вторых, вводится норма, которая обязывает кредитора (ипотекодержателя) принять в собственность предмет ипотеки по требованию должника (ипотекодателя) – это полностью искажает природу ипотеки.

В-третьих, нормы законопроекта нарушают принцип исполнения судебных решений. Речь идет о реструктуризации обязательств заемщика, о принудительном исполнении которого является судебное решение, если такое решение на дату введения в действие этого Закона не выполнено в полном объеме. Эта норма противоречит ст. 124 Конституции Украины и в целом ставит под сомнение законность, обоснованность и мотивированность судебных решений.

Следует отметить, что проблема с валютными ипотечными кредитами не такая уж и критическая. С октября 2008 года (начала валютного кризиса и девальвации с 5 до 8 грн/$) по сентябрь 2020-го, задолженность по валютным ипотечным кредитам сократилась в 23 (!) раза – с $16 млрд. в октябре 2008-го до $700 млн в сентябре 2020-го.

К тому же, в банках действуют программы реструктуризации, позволяющие найти компромисс между заемщиком и банком. Например, по информации Национальной ассоциации банков Украины, в рамках программы реструктуризации в одном из крупных банком за последние 1,5 года реструктуризировано валютную ипотеку для более 2,5 тысяч заемщиков на сумму $52 млн.

Итого, на данный момент в Украине существуют все необходимые инструменты для решения проблем валютных ипотечных кредитов и никаких дополнительных инициатив по их решению не нужно, тем более таких, которые нарушают нормы Конституции и ставят под угрозу развитие ипотечного кредитования в будущем.