Внеочередное заседание Рады: почему каждый увидел события по-разному

Наблюдая за реакциями как профессионалов, так и любителей на то, что происходит в государстве, помню один очень известный в социальной психологии феномен.

23 ноября 1951 года на Пелмерском стадионе в Принстоне состоялась заключительная игра футбольного сезона, в которой встретились команды Принстона и Дартмута.

Победу в этом интересном матче, который выдался на удивление напряженным и с огромным количеством нарушений, получила команда Принстона.

Но самое интересное произошло после игры.

Двое преподавателей психологии Г.Кентрил (Принстон) и А.Гесторф (Дартмут) случайно обратили внимание на то, как по-разному увидели и осветили университетские газеты. Поэтому ученые предложили пересмотреть запись игры своим студентам, а затем провели среди них анкетирование о ходе матча… и получили подтверждение своей догадке: несмотря на то, что все видели запись одной и той же игры, на самом деле представители противоположных лагерей увидели разное и по-разному, например, количество фолов и ошибок.

Это дало ученым основания утверждать: люди не просто реагируют на события, люди ведут себя в соответствии с собственными представлениями об этих событиях.

Позже, в 2012 году, ученые уже Йельского университета опубликовали результаты другого исследования, участников которого просили оценить видео, где полиция задерживает демонстрантов (различные группы получили различную фабулу демонстрации).

Как и в случае с футбольным матчем, оказалось, что оценка событий зависела от того, насколько культурные ценности испытуемых отвечали взглядам демонстрантов.

Мы же все видели одни и те же заседания? Не так ли?

Кто-то увидел «дерзкую попытку власти принять антинародные законы, усыпив внимание патриотов введением карантина», а кто-то – «неуклонное следование требованиям Закона Украины «О Регламенте Верховной Рады Украины», где четко определяется как процедура рассмотрения законопроектов, так и порядок назначения и проведения внеочередных заседаний в условиях, когда были внесены изменения в календарный план работы сессии.

Кто-то увидел «мародерство и распродажу матери-Украины», а кто-то – «обеспечение владельцам земельных паев полноценного права собственности и введения, наконец, «рынка земли».

Кто-то – «предательство национальных интересов и обман избирателей», а кто-то – наоборот: «выполнение политиками своих предвыборных обещаний, поскольку и СН, и «ЕС», и «Голос» обещали запуск рынка земли».

Кто-то увидел «развал монобольшинства и начало политического кризиса», а кто-то – «образование в парламенте новой «коалиции де-факто» (причем каждый увидел эту новую «коалицию де-факто» по-разному, произвольно принимая во внимание результаты голосований: кто-то – как коалицию СН и ОПЗЖ, а кто-то – как коалицию СН и «ЕС» с «Голосом» в придачу).

На самом деле, согласно Конституции Украины коалиция формируется на основе депутатских фракций, а следовательно, пока в составе СН будет более 226 членов, все разговоры о прекращении существования монобольшинства – рафинированный бред, что, определенно, не исключает возможности формирования ситуативных союзов с другими политическими силами, как это было накануне, когда за различные законопроекты свои голоса отдали различные политические силы.

Но кому я это пытаюсь объяснить? Умные же и так все это понимают, а дуракам – оно и не надо?

Оказывается, не так.

Исследования Дэна Кагана продемонстрировали, что на самом деле более образованные люди значительно лучше делают умозаключения, опираясь на данные и свою способность этим данным оперировать. Однако так происходит только тогда, когда речь идет о нейтральных темах. Как только темы приобретают личностные окраски (ценностных ориентаций или политических предпочтений), более образованные люди демонстрируют более высокий уровень так называемого «мотивированного суждения», интерпретируя данные так, чтобы они не противоречили их взглядам.

Парадоксально, но математически грамотные ошибаются чаще, интерпретируя данные, которые имели для них личностное значение. Это дало основания Кагану утверждать, что «склонность к поляризации не уменьшается среди более образованных участников, а наоборот – увеличивается».

Более того, дальнейшие исследования показали, что значительная часть людей, которые придерживаются определенных взглядов, не отказываются от них, получив информацию, которая им противоречит. Наоборот, уверенность в собственной правоте только растет. Например, среди тех, кто поддерживал вторжение союзников в Ирак из-за наличия и возможности разработки Саддамом Хусейном оружия массового уничтожения, определенная часть только усилила свою уверенность в правильности такого шага после того, как были приведены убедительные данные отсутствии оружия массового уничтожения и способности Ирака ее производить.

А теперь… давайте спорить о том, кто и что видел!

Валентин Гладких, специально для «Слово и дело»