Языковой закон будет применяться выборочно — Золотарев

Уполномоченный по защите государственного языка Тарас Креминь не раз напоминал гражданам, что 16 января вступает в силу статья 30 Закона об обеспечении функционирования украинского языка как государственного. Это значит, что свершился, наконец-то, окончательный переход сферы обслуживания в стране на украинский язык. Банки, аптеки, супермаркеты, кафе, рестораны, кинотеатры и интернет-магазины должны в коммуникации с клиентами говорить только на государственном языке. О том, как будет применяться этот закон на практике и будут ли конфликты на языковой почве, корреспонденту ГолосUA рассказал руководитель аналитического центра «Третий сектор», член ИНПОЛИТ Андрей Золотарев.

-Андрей, сегодня вся сфера обслуживания в Украине обязана говорить на украинском языке… Как вы считаете, увеличится ли количество доносчиков на тех, кто продолжит говорить на русском?

-Стукачество имеет давние традиции в нашем обществе. К тому же в Соединенных Штатах сейчас нам преподносят прикладной урок демократии, где дети закладывают родителей. Эта та страна, которая говорила о тоталитарном советском прошлом, об империи зла. Тем не менее, мы сейчас видим, что подобного рода явления свойственны и такой стране, как Соединенные Штаты Америки. У нас тем более это явление доносительства получит широкое распространение. В любом городе Украины есть свои бродячие активисты, которые будут поднимать собственную значимость, «постукивая». Время от времени мы видим, когда просто на ровном месте из ничего инициируют достаточно громкий скандал. Думаю, такая практика будет иметь место. Увы, мы от нее никуда не денемся.

-Как эта статья языкового закона будет применяться в тех городах, где в основном говорят на русском языке?

-Безусловно, это будет нагнетать в обществе конфликтности, добавлять линии разломов. Я представляю, как все это будет получаться в том же Харькове и Мариуполе, где преимущественно говорят на русском языке… Поэтому такого рода право создавать украинскому языку конкурентное преимущество за счет всевозможных административных мер приведет к обратному желаемому результату, потому что как раз будет больше тех людей, которые демонстративно говорить с обслуживающим персоналом на русском. Мой прогноз, что, наоборот, всё это приведет к обратной реакции – реакции отторжения украинского языка, который будет ассоциироваться как раз с административным давлением, политическим произволом, то есть, когда права людей говорить на родном языке, собственно, таким образом ущемляются.

-Вполне вероятно, что этот закон может использоваться как средство давления…

-Безусловно. То, что закон будет применяться достаточно выборочно и станет средством произвола и давления, это, как говорится, «в лес не ходи». Я представляю, какой дикий суржик будет в Харьковской, Днепропетровской и Запорожской области… Да и в Закарпатье говорят на таком украинском, который очень тяжело понять без переводчика. Это смесь словацкого, украинского, венгерского языка с вкраплениями румынского.

-Как вы считаете, почему Конституционный суд так и не вынес решения о том, что данный языковой закон противоречит Конституции Украины?

-В нашей судебной системе сверху донизу обитают две категории фауны – позвоночные и пресмыкающиеся. Я не знаю, кто доминирует в Конституционном суде, но явно не дух права, неотъемлемых свобод человека господствует в стенах нашего Конституционного суда. Очень многие вещи говорят об этом, начиная от законов о декоммунизации, которые олицетворяют собой пример законодательной практики, свойственной как раз авторитарному режиму Латинской Америки и присоседившимся к ней странам Балтии, но отнюдь не Европе, на которую у нас так часто и густо кивают.

-Украину нельзя сегодня назвать правовым государством…

-Украина по определению правовым государством не является. Наша власть работает по принципу «разделяй и властвуй». Эту старую максиму со времен Древнего Рима еще никто не отменял.