Юрий Гаврилечко: продовольственная безопасность в период кризиса

На фоне игр ОПЕК и Российской Федерации с ценами на нефть и продолжающейся мировой истерии относительно коронавируса, одной из основных проблем, которая уже в полный рост встает перед многими странами – это проблема продовольственной безопасности.

С одной стороны, многие страны ограничивают экспорт продовольственного сырья и предоставляют существенные преференции перерабатывающим компаниям, чтобы внутренней рынок не испытывал дефицита продовольствия. С другой стороны, традиционные страны-экспортеры продовольствия потихоньку приходят к тому, что можно несколько поднять цены на свою продукцию в связи и ростом спроса и возможным дефицитом предложения осенью. Украина, при этом, к сожалению, снова «ищет собственный путь» и создает «чертеж собственного велосипеда».

Агросектор Украины сейчас может получить уникальный шанс — занять опустевшие ниши и укрепить звание глобального трейдера в мире. Но только если власть создаст для этого благоприятные условия. А пока что, дальше разговоров дело не идет. Впрочем, пока чиновники и Президент уверяют, что дефицита продовольствия не ожидается, а экспорт ограничиваться не будет, в «борьбу за продовольствие» включился отечественный антимонопольный комитет.

И нет бы ему поинтересоваться деятельностью «главного санитарного врача», который то разрешает работать продовольственным рынкам, то запрещает им это делать в то время, как супермаркеты спокойно продолжают получать сверхприбыли в виду отсутствия конкуренции. Так нет, АМКУ создает одну проблему за другой, вместо того, чтобы их решать. Сначала организует проблему на рынке удобрений ( которую сейчас решают в авральном режиме ввиду угрозы риска срыва посевной), а после — грозит пищевой промышленности своими «рекомендациями» о необходимости сдерживать экспорт, дабы прокормить украинцев и не нарушить антиконкурентное законодательство. В частности, недавно АМКУ направил в МХП «обязательные к рассмотрению рекомендации» по сдерживанию экспорта. Чиновники объясняют это тем, что якобы, «может не хватить продукции для внутреннего рынка» и «нечем будет накормить украинцев». И если с «накормить украинцев» — в целом понятно (впрочем, никто не отказывался кормить, а даже наоборот это как бы и приоритет), то при чем тут нарушение антиконкурентного законодательства, когда доминант увеличивает экспорт, предоставляя по сути возможность своим конкурентам занять его место на внутреннем рынке – совершенно непонятно? Да, МХП продолжает работать в штатном режиме. И, тем самым, обеспечивает работу компаний-смежников, позволяя им также сохранить в период кризиса рабочие места и возможности оплачивать труд наемных работников.

Отмечу, что если вместо работы, чиновники включают механизм ИБД (имитация бурной деятельности), то это всегда заканчивается печально. К примеру, послу громких публичных заявлений АМКУ, изрядно попортив нервы и репутацию компаниям, затем, по-тихому проигрывает дела в суде. Так было с фармкомпанией Sanofi, супермаркетами, АЗС и тд.

Впрочем, поскольку ответственности-то ноль, то почему бы не «продолжить тему»? Обвиняя приватный сектор в злоупотреблениях, АМКУ сам злоупотребляет своим монопольным (единоличным) положением, пользуясь нормами, которых нет ни в одной развитой стране, будь то США или ЕС. В Украине доминирующей компанией считается та, что занимает 35% рынка. В США этот показатель 75%. А это значит, что по сути любую крупную компанию в Украине АМКУ может назвать доминантой (признак монополии) и бесконечно по ней «возбуждаться», обвиняя в злоупотребления, что мы видели неоднократно. И всего этого он не мог бы делать, если бы доминантной компанией у нас считалась та, что имеет 75% доли рынка. Впрочем, когда речь действительно заходит о реальном монополисте, как в случае с «Нафтогазом», например, АМКУ – тихо «курит бамбук». Или, повторюсь, когда сети супермаркетов продолжают работать, а продовольственные рынки (типа из-за коронавируса) – закрывают, как в Больших Копанях на Херсонщине.

Впрочем, кризис это не только проблемы, но и возможности. И именно сейчас самое время обновить украинское законодательство и синхронизировать его с лучшими мировыми практиками. А с целью снижения уровня коррумпированности, организовать надзор за исполнением антимонопольного законодательства как в США, например. Там этот самый надзор осуществляют сразу на три органа (Минюст, Верховный суд, Торговая Комиссия). Кроме того, учитывая тот потенциальный объем вреда, который антимонопольный орган может нанести своим единоличным решением бизнесу, на чиновников-уполномоченных этого органа также необходимо наложить персональную ответственность за незаконные действия в отношении бизнеса.

Чиновник должен стать заложником своих решений! А не бизнес – заложником решений чиновника! Именно этот принцип имеет смысл применять к любому «реформированию» и проверять любой закон на соответствие ему. Глядишь, и коррупции вскоре станет меньше.