Зачем нужен в парламенте «императивный мандат»? — Олег Постернак

В политикуме снова заговорили об «императивном мандате». Что ж, пункт 6 статьи 81 Конституции вроде бы предусматривает прекращение полномочий народного депутата в случае его личного выхода из фракции (но не исключения руководящим органом партии).

Императивный мандат существует как «внутриэлитный предохранитель» от недисциплинированности и политического предательства депкорпуса. Считается, что в демократическом обществе это ретроградный анахронизм. Но я бы не спешил с такими однозначными выводами.

Если бы он был бы выписал более точным образом, то для украинской политической среды это было бы хорошей «дубинкой контроля». Нужно вспомнить хотя бы с каким аппетитом Клюев покупал в свое время депутатов в 2007. Поэтому правильно выписанный императивный мандат позволил бы уменьшить возможности промышленно-финансовых групп для скупки лояльных депутатов.

Очевидно, если выборы в Раду проходили бы по открытым спискам, целесообразно было бы вместо императивного мандата вводить механизм отзыва депутатов по народной инициативе. В Украине уже есть успешная практика реализация этого инструмента — в отношении местных депутатов. Статьи 37-48 Закона «О статусе депутатов местных советов» установили процедуру отзыва местных депутатов. И практика отзыва является работающей.

На данный момент, как ни крути, закрепление отзыва как механизма ответственности депутатов или усовершенствование императивного мандата (мало вероятно, что по возможно, учитывая позицию международного сообщества) должны осуществляться посредством внесения изменений в Конституцию.

Усиление наказание за пепосещение заседаний и кнопкодавство можно реализовать через Регламент Рады и Закон «О статусе народного депутата», но вопрос наказания остается ключевым в таком случае.

К примеру, если вводить наказание за прогулы или кнопкодавство в виде лишения депутатского мандата, то следует либо опять-таки менять Конституцию, либо иметь ввиду пункт 3 статьи 81 Конституции, в соответствии с которым депутат теряет мандат после вступления в законную силу обвинительного приговора, что возможно за уголовное правонарушение.

Отсюда вывод; кнопкодавство и прогулы депутатов следует прописывать в Уголовном кодексе, что само по себе довольно-таки спорно, учитывая, что данные виды проступков вряд ли имеют уголовный оттенок.

Поэтому сражение за ответственность депутатов станет не только попыткой укрепления дисциплины в рядах правящей партии, учитывая, что у Коломойского и Пинчука уже сейчас вырисовывается «блокирующий пакет» голосов и они максимально захотят автономности, но и ввиду непредсказуемости поведения всех новоиспеченных «слуг народа».

С другой стороны, актуальным является вопрос значимости личного мнения депутата, его права на альтернативную позицию. В конце концов, вопрос независимости Рады как института.