*ИНТЕРВЬЮ* Сергей Быков: После инаугурации Трампа мы увидим усиление ориентированных на Левочкина политиков

Сергей Быков, политический эксперт, Глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ
Сергей Быков, политический эксперт, Глава Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ

Для чего многие украинские политики ринулись в США, высока ли вероятность выборов в 2017 году, и почему нынешнюю власть будут называть «режимом», объяснил в эксклюзивном интервью информационному агентству «Медиа поток» политолог, глава Института публичной политики и консалтинга «ИНПОЛИТ» Сергей Быков.

Насколько высока вероятность того, что в первой половине 2017 года в Украине состоятся выборы?

Процентов пять, не более. Нет факторов для проведения внеочередных парламентских выборов. Сейчас властью предпринимаются все действия, чтобы полностью довести до абсурда общественный протест, суть общественного протеста и суть общественного недовольства. Поэтому не проводится никаких мероприятий по противодействию тем протестам, которые происходили под Нацбанком; были поддержки всевозможных демонстраций под парламентом, под Кабинетом министров. Соответственно, власть никаким образом им не препятствовала и даже туда засылала определенные группы провокаторов, которые не имели никакого отношения к организаторам данных митингов. Власть делает все, чтобы довести до абсурда саму суть общественного протеста. Мы не можем сейчас предполагать какого бы ни было другого инструмента давления кроме инструмента давления улиц, который позволил бы провести внеочередные парламентские выборы. Как видим, согласно последним рейтингам всех социологических исследований, уровень поддержки партии власти снижается.

В ряде СМИ появилась информация, что мы можем выбирать не только парламент, но и президента – Порошенко, мол, напишет самоотвод по состоянию здоровья. Что вы думаете об этом?

Президент, конечно, может подписать подобную инициативу, выступить с подобной инициативой, но она крайне маловероятна. Петр Алексеевич является очень амбициозным человеком и, судя по тем действиям, которые предпринимает Администрация президента, он будет держаться за это кресло до последнего.

Опять же, если верить суевериям, а тут можно полагаться только на суеверия. Если посмотреть на то, какой по счету солдат во время инаугурации упал и потерял сознание – это был четвертый солдат, можем предполагать, догадываться, опять же «гадать на кофейной гуще», что, возможно, на четвертом году президентства состоятся внеочередные выборы президента по разным причинам. Но это исключительно суеверия, которым я бы не придавал высокой доли вероятности.

Также СМИ пишут о так называемых «смотринах» в США – в Штаты ринулись многие политики, например, Наливайченко, представители Тимошенко. То есть будущее Украины зависит не от нас самих, а решений, которые принимаются где-то за океаном?

По большому счету, с изменением партийной структуры Белого дома интерес к Украине будет сводиться к достаточно серьезному минимуму, поскольку есть более важные для Вашингтона проблемы нежели Киев, в частности, это сирийский конфликт, это возможность определенной трансформации Европейского Союза – это то, что может изменить устоявшуюся сегодня систему международных дипломатических отношений. Соответственно вопрос Киева для них не будет таким острым.

Также мы помним провластных политиков относительно кандидата Дональда Трампа и то, с какой активностью они поддерживали его оппонентку Хиллари Клинтон от Демократической партии, и не только вербально оказывали поддержку словами солидарности, но и определенные украинские так называемые олигархи оказывали и финансовую поддержку кампании Клинтон – тот же Пинчук, который достаточно лоялен к сегодняшней власти.

Если смотреть более прагматично, то безусловно Трамп, следуя его автобиографической книге, говорил, что главный принцип его жизни – обязательно мстить всем, кто ему в свое время навредил. Он никогда не забывает обиды. Я считаю, что сегодняшняя украинская власть его достаточно обидела во время избирательной кампании. Отсюда определенные поводы для того, чтобы иногда вскользь задумываться.

Опять же, если вспомнить о том, что доверенным лицом у Дональда Трампа является политконсультант Пол Манафорт, который в хороших отношениях с Сергеем Левочкиным, то мы можем прогнозировать усиление влияния в Украине тех политиков, которые ориентированы на Сергея Левочкина и, безусловно, самого Левочкина.

Кроме того, есть информация, что Штаты намерены решить украинский вопрос весьма однозначно – уступить России. Украина еще представляет какой-то интерес для России после всего, что произошло между нами за три года?

Основной интерес США состоят в том, чтобы Украина была, в первую очередь, такой относительной буферной зоной, и второе – сланцевый газ, который планировали добывать в Украине.

Сейчас же разрабатываются новые проекты по добыче сланцевого газа уже в США. Тем более Дональд Трамп проводит политику поддержки предприятий, которые отказываются от производства товаров за рубежом и, соответственно, добычи за рубежом, а возвращаются на территорию Соединенных Штатов Америки. Он сейчас выступил с инициативой повышения налогообложения для предприятий, которые работают за границей. Под это подпадают такие корпорации как Apple, Microsoft, фактически весь IT-сектор, огромный процент легкой промышленности, поскольку те же самые джинсы Levi’s шьются не в Штатах, а в странах, где стоимость рабочей силы куда ниже. Таким образом Дональд Трамп планирует вернуть американский бизнес на территорию США.

Я не могу говорить о том, что у США есть слишком высокие и большие интересы в Украине сегодня. Но, опять же, Дональд Трамп не будет просто так уступать, поскольку это будет миром воспринято как определенный дипломатический проигрыш.

А все-таки для России мы представляем еще интерес или нет?

Для России мы безусловно представляем определенный интерес. В первую очередь мы представляем интерес как партнера, с которым можно выгодно вести экономические, торговые отношения.

Можете ли вы сделать какой-то прогноз на грядущий год? Чего нам ждать?

Ждать усиления хомута на шее украинцев, который постепенно и планомерно, шаг за шагом затягивает украинская власть теми решениями и теми инициативами. Могу предполагать, что уже к началу, к весне 2017 года эту власть будут называть, скорее, режимом, который имеет все причины назваться «злочинным», но это будут говорить только на кухнях, как это было в старые-добрые времена. Люди будут прекрасно понимать, что надо стиснуть зубы и подождать до 19-го года – выборов в парламенте и тогда уже дать решительный, существенный, единый отпор этой власти.

Вы считаете украинцы способны дать решительный отпор?

На выборах – да. В том случае, если будет изменена система голосования и мы перейдем на пропорциональную систему по открытым спискам. Тогда это будет возможно. Если у нас будет существовать мажоритарная составляющая, то даже если мы будем проводить внеочередные выборы каждый месяц, это не поменяет картину никоим образом. Мы должны выработать стабильную избирательную систему, где ключевым игроком являются политические партии. В таком случае мы сможем говорить о зарождающейся политической ответственности. Сегодня об этом говорить, к сожалению, не приходится.