Эффективна ли работа ГПУ? — политолог Василий Вакаров

Генпрокуратура рассчитывает вернуть в Украину часть конфискованных денег экс-премьера Павла Лазаренко. Ведомство ожидает, что переговоры относительно распределения арестованных активов начнутся, когда в США завершится процесс. Об этом рассказал замгенпрокурора Евгений Енин в интервью СМИ. Замгенпрокурора также напомнил, что по решению швейцарского суда в Украину уже возвращено 15 млн долларов Лазаренко. Кроме того, на счетах в пяти разных странах арестовано около 200 млн долларов.

Удастся ли Генпрокуратуре реализовать свой план, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал юрист, член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ Василий Вакаров.

Насколько реально вернуть конфискованные у Лазаренко деньги в Украину?

— США, и как страна, и как правовое государство, в первую очередь, заботится о своей выгоде. То есть о выгоде своих налогоплательщиков. И если уж США больше 10 лет занимаются этим процессом, то можете себе представить, какая сумма будет вычтена из тех денег Лазаренко тем специалистам, тем экспертам, то есть тем правоохранителям, которые занимались этим процессом. Поэтому, в первую очередь, США будут, то, что называется, покрывать свои расходы. Во-вторых, у нас, в США, Вы четко в подводке сказали, что идут процессы в разных странах, в том числе и в Швейцарии, и Литве, и так далее. Что касается Украины, я очень внимательно читал и слушал и ранее его интервью (Енина — ред.) по этим вопросам, и не только его, он говорит о каких-то эфемерных событиях. Он говорит о том, что, возможно, в будущем, когда закончатся процессы, мы, может быть, и так далее. То есть он создал информационный повод из ничего. Поскольку, действительно, самая суть, которая есть, новое в том, о чем мы сейчас говорим, это то, что США вынесли новое подозрение Лазаренко в процессе уголовном, не в коррупционном, а в уголовном, которое касается подозрения убийства Евгения Щербаня, которое было организовано, и один из подозреваемых — Лазаренко. Поэтому процесс, во-первых, будет длительным. Во-вторых, если действительно будут увязаны два вот этих момента, то мне тяжело предсказать, когда они закончатся. И, наконец, последнее. Что касается возврата денег, я полагаю, что пока все вот эти вычеты не закончатся, и США не получат свое, только после этого, возможно, мы на что-то будем претендовать. Мой прогноз такой, что если мы получим хотя бы несколько сотен тысяч долларов, мы должны быть счастливы, я имею в виду, мы как люди, как граждане Украины.

Был ли у украинских правоохранительных органов уже позитивный опыт в деле возврата коррупционных активов из других стран? И можно ли здесь рассчитывать на увеличение бюджетных поступлений за их счет?

— Знаете, я отвечу Вам так: в первую очередь, у нас каждый год и Transparency International, международная организация, ставят страны на какое-то место по уровню коррупции, по уровню восприятия коррупции. Этот индекс чем важен? То есть Украина на сегодняшний день как была, так и считается тотально коррумпированной страной. Мы там были на 130 месте, сейчас у нас опять 130-е. В чем суть этого индекса? Согласно Конвенции ООН против коррупции, если страна — тотально коррумпирована, то она имеет право, то есть правоохранители, МИД наш имеет право претендовать на деньги наших коррупционеров, которые выехали из страны и вывели средства, чтобы получить хоть какую-то компенсацию или от международного сообщества, от международных судов, от международных правоохранительных органов, чтобы Украина получила эти деньги. Но это такое направление. Теперь — суть вопроса. В конце прошлого года ГПУ опять-таки говорила о том, что возвращены деньги Виктора Януковича. То есть это те же самые коррумпированные деньги, которые были выведены семьей Януковича, то есть лично им и семьей, и из них 1,5 млрд долларов мы уже получили через решение одного из судов в Донецкой области. И вот они уже фактически распределены. Так вот, Енин в этом же интервью говорит о том, что не все деньги, которые получены, распределены. А казначейство наше говорит, что уже все деньги распределены. То есть мы даже путаемся здесь между нашими органами в том, получены деньги или не получены, распределены или не распределены. И вообще, и у меня, и у многих экспертов есть сомнения в чем? Что а это деньги Януковича или нет? Это вообще чьи деньги? Поскольку мы имеем на сегодняшний день несколько процессов, адвокаты тех компаний, у которых забраны деньги, они спорят, они судятся против государства Украина, что это не деньги Януковича.

Но они не могут рассчитывать на победу в данном случае, если решение суда засекречено?

— Согласен с Вами. Но оно засекречено для нас, для граждан Украины. Но уже и в интернете, и во многих социальных сетях мы видим это решение суда. Плюс, уже есть обращения, в том числе, и адвокатов, чтобы рассекретить или получить это решение суда на руки. Они же засекретили не только это решение, они засекретили материалы всего дела, они засекретили — я имею в виду ГПУ. Но рано или поздно этот момент разрешится. Поскольку мы не можем… Понимаете, ГПУ считает, что мы живем за периметром всех международных организаций, органов и вообще международной жизни. То есть то, что говорит ГПУ, это касается, в первую очередь, нас, наших слушателей, наших ушей. А что касается международных органов, международных компаний, международных организаций, они уверены в том, что рано или поздно они получат это решение и все сестры получат по серьгам. Но вопрос еще вот в чем. Во-первых, процессы возврата коррупционных денег — очень длительные. Они действительно идут десятками лет, 5-10 лет. Во-вторых, каждая страна, которая занимается этими процессами, в первую очередь, США, будьте покойны, та же самая Великобритания, или тот же самый Кипр, или другие страны, где наши чиновники или политики, которые украли деньги, они, в первую очередь, будут блюсти свои интересы. И даже если будет доказано, что эти деньги — коррумпированные и получены коррупционным путем, в первую очередь, эти страны будут получать свое. То есть за то время, которые они потратили, за тот труд, и так далее. То есть компенсация будет в первую очередь идти им.

Может ли быть так, что решение ГПУ вновь напомнить о деле Лазаренко — это своеобразная «артподготовка» к тому, чтобы упоминать в данном контексте имя Юлии Тимошенко, учитывая ее рейтинги?

— Я Вам больше скажу, из того, что я наблюдаю за последнюю неделю, это как раз то, о чем мы говорим — о Лазаренко, еще каких-то вопросах. Это все — информационный повод. А суть, цель — это Юлия Тимошенко, бьют конкретно по ней. Потому что сам Енин говорит о том, что, да, здесь, в деле Лазаренко, Тимошенко Юлия Владимировна не является процессуальным субъектом, то есть мы к ней не имеем претензий, но, тем не менее, речь идет именно о ней. И в то же самое время, на прошлой неделе генпрокурор Юрий Луценко уже, начальник Енина, сказал, что, возможно, против Тимошенко будет представление в Верховную Раду, обращение, для того, чтобы лишить ее депутатского мандата. А за что? За то, что она вместе с Михаилом Саакашвили… Помните, когда Саакашвили заходил к нам из Польши? Там в той же компании была Тимошенко. И вот Луценко говорит, что если есть в ее деянии преступление, мы будем обращаться… Послушайте, это же бред. Это даже не административный проступок, даже если человек пересек границу. Но, тем не менее, оба эти момента означают, что и генпрокурор Луценко, и заместитель генпрокурора Енин так или иначе начинают полоскать имя Тимошенко Юлии Владимировны. Я с Вами абсолютно четко согласен, на 100%, что как раз целью атаки ГПУ есть Тимошенко Юлия Владимировна, которая по факту уже второй год является лидером президентского рейтинга в нашей стране. Так что это абсолютно так и есть.

Если сравнивать работу ГПУ, НАБУ и САП в данном контексте, кто из них работает эффективнее в плане возврата денег в бюджет?

— На самом деле, шумят оба органа — и ГПУ, и НАБУ. И они, в основном, соревнуются в информационных поводах, в основном, в количестве шума, пиара, и так далее. То есть каждый из них — что Артем Сытник, что Луценко, Енин и компания, в основном, являются ньюзмейкерами. К сожалению для нас, для простых граждан, ни ГПУ не занимается делами уголовными, ни тем более НАБУ. Теперь, что касается конкретно Вашего вопроса. Безусловно, то, так это выглядит, и, по крайней мере, официально тот же Луценко в Верховной Раде, если помните, в декабре-месяце выступал, сейчас он говорит о том, что какие-то деньги для Украины, для украинцев простых ГПУ вернула в бюджет. Есть казначейство Украины, которое подтверждает, что действительно часть денег от деятельности ГПУ идет в бюджет страны. Но я хочу сказать одно, если мы посмотрим на другую сторону: а сколько же, в какую сумму обходится содержание для гражданина Украины, для нас, граждан, содержание ГПУ и НАБУ. Так вот, НАБУ мы каждый год тоже платим больше. Мы в этом году будем платить на содержание НАБУ больше 700 млн гривен. А вот на ГПУ мы платим уже несколько миллиардов гривен. Поэтому давайте соизмерять, сколько мы платим на НАБУ, и сколько мы платим на ГПУ, и сколько мы получили. С моей точки зрения, если брать по 12-бальной системе, на «ноль» я бы оценил деятельность НАБУ и на «единичку» — ГПУ.