Народний депутат України Данило Гетьманцев та Сергій Биков в ефірі телеграм-каналу PolitrukUA

Дісклеймер
На сайті аналітичного центру ІНПОЛІТ ми публікуємо серію обговорень, які провів Сергій Биков із гостями телеграм каналу PolitrukUA


Принагідно запрошуємо підписатись на PolitrukUA у телеграмfacebook та Youtube

Мой сегодняшний гость – глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, таможенной и налоговой политики, Даниил Гетманцев.

-Даниил, добрый вечер!

– Добрый вечер, Слава Украине!

– Героям слава! Даниил, расскажите, что планируете рассматривать, в ближайшее время, какие законопроекты? В частности, что будет касаться, возможно, новых налоговых ставок, возможно еще какая-то дополнительная либерализация, не смотря на те пакеты либерализации, которые народные депутаты уже приняли, возможно будут какие-то новые инициативы.

 – Смотрите, если говорить о ближайшем заседании, то мы не планируем там каких-то сверх-системных решений там будут 2 законопроекта нашего комитета, они , достаточно узкие. касаются налогообложения ренты на газ. Второй касается освобождения от налогообложения тех, кто передал в распоряжение Вооруженных сил Украины технику в нормальном состоянии. То есть мы освобождаем от налогов. Собственно говоря – такие простые инициативы. Если говорить в целом о работе комитета, то у нас были приняты такие решения, которые резко, радикально меняют систему налогообложения в сторону ее смягчения и в сторону дерегуляции отношений в экономической сфере. Фактически те решения, которые были приняты нами позволили вывести экономику Украины из оцепенения, в котором она пребывала первые 2 недели войны, и сегодня мы уже видим результат, когда подавляющее большинство предприятий, которые находятся вне зоны боевых действий, возвратились к работе, и, фактически, люди на работу выходят, возвращаются. Некоторые предприятия переехали на западную Украину, это тоже правительственная программа, такая большая, масштабная, которую мы курируем. И благодаря тем решениям, которые были приняты, мы, собственно говоря, сделали все возможное для того, чтобы экономика возобновила свою работу в том объеме, в котором это, в принципе возможно. Фактически, эти 56 дней мы боролись за каждую 10-ю долю, на каждую 100-ю долю ВВП, за каждое рабочее место, за каждое предприятие, чтобы оно могло продолжать работать. И на сегодняшний момент мы видим, что какие-то решения, возможно, следует уже отменить, изменить, какие-то решения, возможно необходимо оставить до конца военного положения, или чрезвычайного положения, которое последует за военными.

 –  Например какие это могут быть решения? Например, что возможно отменят, что…?

– Например, для того, чтобы не допустить дефицита товаров народного потребления, товаров первой необходимости в нашей стране, мы приняли, достаточно, радикальное решение об освобождении от налогообложения при ввозе товаров на таможенную территорию Украины. И сейчас оно работает, действует. Мы видим, что по тем товарным позициям на которые государство обращает особое внимание, мы угрозу дефицита ликвидировали и на данный момент это решение можно отменить. И можно вернутся к обычному ввозу товаров с оплатой всех налогов на территории Украины, потому, что с одной стороны, это решение было направлено против дефицита товаров народного потребления, но с другой стороны, это решение негативно влияет на отечественного товаропроизводителя. И понятно, что у отечественного товаропроизводителя, который платит налоги внутри страны товары являются менее конкурентоспособными, чем те товары, которые импортируются на территорию Украины. Конечно, долгое время такой порядок не может существовать, поэтому мы его должны отменить.

–  Даниил, правильно я понимаю, Вы говорите о как раз о том решении парламента и последующего решения Кабинета Министров о том, чтобы убрать ввозные пошлины для импортных товаров, которые ввозились по процедуре гуманитарной помощи? Правильно я понимаю, или нет?

 – Нет, гуманитарная помощь остается как и была, то есть гуманитарную помощь мы не будем никаким образом менять. Речь идет именно о коммерческих товарах, которые мы, действительно, освободили от пошлины, от НДС. И речь идет о топливе, которое мы освободили от акцизы, и тоже уменьшили НДС до 7% Эти решения свою роль уже отыграли, мы будем возвращать тот статус-кво, который существовал до войны.

– Просто чтобы тут нас двояко не поняли. Чтобы люди сейчас не подумали, что теперь за гуманитарку нужно будет платить.

– Единственное, что я хотел бы отметить, наверное, это решение не сколько законодательной, а сколько исполнительной власти, что гуманитарная помощь все-таки будет досматриваться, все-таки мы будем контролировать движение гуманитарной помощи, потому, что, к сожалению, мошенники, дельцы во многом используют этот канал для того, чтобы ввозить на территорию Украины товар, ну скажем так, не первой необходимости, и реализовывать их потом.

– Ну а какие-то самые яркие, возможно,  примеры у Вас есть? Или, возможно Вы можете подсказать по объемах, где  у вас были такие злоупотребления? Возможно, у Вас есть такая оперативная информация.

 – Конечно, если бы Вы спросили заранее, я бы Вам показал фотографии, когда по декларации везутся вещи, и указывается вес этих вещей, а на самом деле – это брендовые , дорогие экземпляры, которые  мы потом находим на рынках, магазинах в свободной продаже. Можем говорить о детском питании, которое ввозится на территорию Украины даже без украинской маркировки, люди-волонтеры переводят с французского на украинский, клеят что-то на это детское питание, потому, что надо понимать о чем оно и как его давать детям даже в рамках гуманитарной помощи, а потом мы находим его на рынках. На самом деле, кому война, а кому – мать  родная, – понятная пословица. И к сожалению ее применение мы  широко видим сейчас в нашей стране.

 – Скажите, а какая сейчас ситуация с платежным балансом, пополнение государственного бюджета? Сегодня президент Украины Владимир Зеленский на встрече с Шарлем Мишелем, говорил о том, что у нас есть существенные проблемы в наполнении бюджета, понятное дело, что это из за российской агрессии. Возможно, Вы можете представить конкретные показатели, и как мы будем ликвидировать эту проблему?

 – На самом деле наивно полагать, что этой проблемы нет. Конечно, война – это всегда недопоступление в бюджет, это существенная проблема для публичных финансов. Мы на сегодня перевыполнили план марта месяца  по налоговой недовыполнили  по таможне, перевыполнили план первого квартала год к году даже на 30%, то есть очень хорошо перевыполнили. Перевыполнили по поступлениям НДС, перевыполнили за счет прибыли государственных банков, за счет дивидендов. По апрелю ситуация уже сложнее, хотя мы тоже делаем все возможное, работаем с каждым крупным плательщиком индивидуально, для того, чтобы выполнить мирный план апреля месяца еще того Бюджета 2022, который мы приняли осенью. Но ситуация конечно, сложная, не все предприниматели. Вот я, кстати, сегодня постил у себя в телеграмм-канале конкретные торговые марки, которые платят налоги даже наперед. Платят налоги, возвращая деньги свои, из-за границы из других юрисдикций или даже за счет кредитных денег, но это большой подвиг. На самом деле патриотическая позиция бизнеса. Но с другой стороны есть те предприниматели, которые, работая в мирных регионах  и, якобы ссылаясь на войну, не подают декларации, не платят налоги по поданным уже декларациям, и с этими проявлениями мы очень жестко боремся. И все должны понимать, что мы не будем оставлять это без внимания. К такому виду мародерства относятся с особым вниманием. Поэтому делаем все возможное, чтобы выполнить план по налоговой, по таможне, понятно, провален в апреле. Если Вы спрашиваете о компенсаторах, то компенсаторы – ссуды, займы. Государственные займы – это и военные облигации с одной стороны, с другой стороны, это конечно помощь наших партнеров, которая поступает к нам в беспрецедентных объемах, однако даже таких объемов не достаточно для того, чтобы финансировать войны, потому, что война стоит нам в день в 4 и больше раз дороже чем мир.

 – В каких-то конкретных суммах Вы можете это назвать?

– Нет, я точно не буду называть Вам сумму, это точно не для прямого эфира. Я Вам просто дал понять порядки.

 – Порядки расходов.

– Да.

По поводу ссуд и государственных кредитных программ. Первый вице-премьер министр, министр экономики Юлия Свириденко сообщает о том, что украинские банки по программе 5,7, 9 уже выдали 6.7 млрд. грн. Этих кредитных денег, часть из них с 80% государственным финансированием, то есть с правительственными гарантиями , при этом Министерство Финансов Украины сообщает, что только за прошедшую неделю, которая была до этого украинские банки выдали 2.7 млрд грн. Скажите пожалуйста, есть программы для аграриев, в первую очередь для аграриев? Потому, что сейчас посевная кампания, им нужно сеиться, причем сеятся они достаточно успешно и практически по всей Украине, ну кроме там Луганской области и кроме зоны активных боевых действий. И они могут получить до 60 млн. грн. От 0% Скажите пожалуйста, какие еще другие категории бизнеса могут претендовать на беспроцентные кредиты, и что делает государство, для того, чтобы  бизнес в этих тяжелых условиях смог дальше жить, развиваться, обеспечивать и социальную функцию, и снабжать экономику деньгами?

– На самом деле программа 5, 7, 9 работает, работает так как и работала, Вы сами озвучили цифры тех кридитов, которые были выданы. Мы не довольны этими цифрами потому, что банки могли бы живее кредитовать бизнес, однако здесь есть определенная объективная проблема. Если банк видит риски, а как вы понимаете, все залоговое имущество тем более в Восточной Украине оно автоматически является рисковым. У меня был кейс на прошлой неделе, когда предприятие с отличным балансом, с отличными показателями, прекрасной кредитной историей, изумительной, получала небольшой кредит 5 млн. в Херсонской области, но его актив был расположен на оккупированной территории, банк не давал кредит. Причем банк который их обслуживал должен был дать. И эта проблема, проблема не только Херсонской области, это проблема многих, когда кредиты в одночасье не стали не обеспеченными именно из-за рисковости  предметов залога. Мы обсуждаем с поавительством сейчас эту проблему. Я считаю, что мы должны иметь программу соответствующую с одним или несколькими государственными банками, которые могли бы выдавать такого рода рисковые кредиты для того, чтобы бизнес не останавливался в этих регионах. Потому, что мы все убеждены в том, что мы победим, что мы их отвоюем. И нам важно, чтобы бизнес там сохранялся, и он работал, и создавал рабочие места. Поэтому мы в процессе работы над этим сложным вопросом.

– По беспроцентным кредитам идет 80% гарантия со стороны государства, кредитная гарантия со стороны украинского правительства. Она не удовлетворяет банки, для того, чтобы все-таки кредитовать  предприятия, которые находятся на рисковых территориях?

– Разные есть формы кредита. Может быть гарантия государственная, портфельная так называемая, которую выдает государство, а может быть залоговое имущество. То есть,  это абсолютно разные вещи, абсолютно разные подходы и в любом случае субъект предпринимательской деятельности он должен предоставить и свои гарантии того, что он вернет деньги. В этом, собственно говоря и проблема.

 – Скажите, кредитуют сейчас по этим программам только аграриев, или, например,  транспортные кампании, IT кампании могут также привлекать финансирование на развитие собственных проектов засчет этих программ?

 – В рамках программ 5, 7, 9 кредитуется весь бизнес. Если мы говорим о «нулевых» кредитах, то «нулевые» кредиты получают, в первую очередь, под посевную.

– Есть. Вы очень часто в своем телеграмм-канале пишете о российской экономике, о том, как на них влияют санкции. Сейчас российские авто-производители авто-дилеры прогнозируют, что в лучшем случае, при позитивном для них прогнозе, рынок легковых автомобилей в России упадет минимум на 50% То есть, буквально на днях была соответствующая российская конференция авто-дилеров, и они прогнозируют, что падение будет минимум на 50%. При производстве тех же Камазов, они используют американские двигатели, немецкие коробки передач, при производстве Лада Веста – тоже там огромное количество импортных комплектующих, соответственно эти автомобили прозводить банально будет невозможно какой-то период времени. Скажите, как быстро отразятся на российском потребителе европейские  и американские санкции? И чего нам ждать дальше от санкционной политики запада, то есть насколько быстро будут затягивать петлю на шее российской экономики?

 – Ну,  если вы начали с авотпрома. Да, действительно, для автопрома – это серьезная проблема, проблема вообще для любой сложной техники, потому, что то хваленое импортозамещение, которое даже мы считали успешной программой в РФ, оно на поверку оказалось пшиком. И основные наукоемкие детали все равно не смогли заместится в России, и сейчас останавливаются целые предприятия, например Автоваз, там люди пошли в вынужденный отпуск, были отпоравлены, а если я не ошибаюсь с 24 апреля они возвращаются на 4-х дневную рабочую неделю. Действительно, производство упадет. Но если говорить в целом, то эти санкции, которые были применены уже на сегодняшний момент к РФ, они приведут к тому, что экономика РФ упадет так как мы все этого ждем. У нас не должно быть иллюзий, мы должны трезво смотреть на вещи. Мы должны понимать, что эти санкции, это не причина того что завтра, как тогда в 17-м году с плакатами «Долой самодержавие!» в Петрограде выйдут рабочие и свергнут правительство. Нет, экономика РФ, по самым пессимистическим прогнозам упадет на  11% – это меньше, чем то, что прогнозируют для нас. Экономика при этих санкциях выдержит. И да, они обеднеют, обеднеют люди. Уже сейчас рубль девальвировал и фактически официальный курс, и тот курс, который есть на самом деле сильно отличаются. Уже выросла достаточно сильно безработица, но это все таки – мелкие укусы которые не повлияют на общий боевой запал этого больного населения. То, что действительно может повлиять на войну, это энергетическое эмбарго. Энергетическое эмбарго при сегодняшних раскладах будет составлять 60% и более от доходов государственного бюджета РФ. Если ввести развитыми странами, цивилизованными нашими партнерами энергетическое эмбарго, то это приведет к значительным недопоступлениям в государственный бюджет РФ и обескровлеванию российской экономики и обескровлеванию армии РФ И это будет существенно. Это тоже не приведет к коллапсу, однако денег на войну останется все меньше и это будет, достаточно, болезненно для России. Поэтому вот это ядерное оружие санкций в виде энергетического эмбарго, то , что мы требуем от партнеров, и то, что не все наши партнеры поддерживают завтра, оно является чуть ли не единственным эффективным оружием в экономической спецоперации против РФ.

 – Сегодня была, как раз, презентация плана экономического уничтожения России, по которой экспертную группу создал В.А. Зеленский, и ее соучредителями, сопредседателями стали Ермак и Макфолл. Там как раз идет речь в первую очередь об энергетических санкциях по отношению к РФ плюс полная блокада российской инфраструктуры плюс выключение всех финансовых учереждений РФ и системы SWIFT/. Там большой документ. Я уверен, что вы его читали. Скажите, как быстро мы можем рассчитывать на то, что Европейский союз, действительно пойдет на энергетическое эмбарго?  Потому, что мы помним проблему, которая была, например, с углем, когда Германия фактически продавила отсрочку эмбарго на уголь на 4 месяца, в то время, когда Украина боролась против РФ и защищала свою территорию только полтора месяца. Продавили, чтобы эмбарго на поставку угля вступило в силу только с августа. Скажите, как быстро мы увидим эти экономические санкции?

 – Скажу так, во первых, принятие решения о вступлении в силу, они могут разъеденены во времени, ничего плохого в этом нет на самом деле. Нам главное, чтобы решение было принято. Но как раз время для принятия этого решения оно – сейчас. Если мы сейчас не добьемся энергетического эмбарго, то через 2-3 месяца мы его не добьемся точно, потому что хотим мы этого, или нет, но мы с информационной повестки мира, не смотря на катастрофические преступления, колоссальные преступления РФ на территории Украины, убийства, и все остальное, что их сопровождает, внимание к Украине угасает. Поэтому самое время принимать это решение сейчас и наша задача довести до принятия этого решения наших партнеров.

–  Вчера, точно в таком же формате разговаривал с Вашим коллегой Федором Вениславским. У меня был к нему такой вопрос, который я адресую и Вам. С одной стороны, украинская армия активно защищает Украину, освобождает нашу территорию. Уже 919 населенных пунктов освободили, по данным заместителя руководителя Офиса Президента Кирилла Тимошенко. С одной стороны ми видим, абсолютно, героическую доблесть украинских вооруженных сил, и мы доказали и себе и нашим западным партнерам, что нам можно поставлять летальное и наступательное оружие, а не только оборонительное, то есть оно точно не перейдет в руки врагу, – это первый участок  нашей защиты от РФ. Второй  участок, вторая линия защиты  – международная поддержка, экономическая поддержка Украины и экономические санкции Российской Федерации. Как Вы считаете, что станет решающим моментом, той пулей в голову, которая закончит войну и заставит РФ потерпеть поражение в войне против Украины? Все таки Украинская Армия, или международная санкционная политика?

 – Мы ведем борьбу на разных фронтах. Конечно же – это комплекс. Но самое главное, и первый наш самый важный фронт, конечное, реальный фронт Это фронт, тыл, который его поддерживает, и позиция всего нашего народа, потому что та партизанская война, которая была развернута людьми простыми, те люди, которые выходили с голыми руками на танки – это огромный психологический удар и по армии, и по политическому руководству РФ, которая понимает, что эту страну можно уничтожить, но захватить, оккупировать нельзя.

Поэтому армия, народ, и конечно поддержка партнеров.

– Кстати, Марина  Лазебная, Министр Социальной Политики, заявила, о том, что вполне вероятно, ряд налоговых льгот будет сохранятся для физических лиц предпринимателей и после завершения военного времени. В то время, когда проводили налоговую реформу еще до войны, кстати, господин Доротич в офисе одного из олигархов он меня встретил в приемной. Он мне говорит: «Сергей, вот Гетьманцев – враг бизнеса №1, а ты – враг бизнеса №2» Скажите пожалуйста, как будет развиваться налоговая политика после нашей победы? Она будет тотально-либеральной, или у нас будут существенные изменения этой налоговой политики?

 – Давайте я отвечу, я не хочу никого шокировать, разочаровывать, но мы с Вами находимся в 2х рамках в 2-х серьезных очень рамках, из которых мы не выйдем.

Первая рамка – война, сама война и угроза войны. Мирное соглашение  – это не конец войны, это передышка, которая будет всегда будет давлеть над нами угрозой нового вооруженного конфликта со стороны РФ, пока там не сменится политическое руководство. Мы должны понимать, что это, собственно, на годы и мы должны жить в стране – крепости, по примеру Израиля. И эта рамка, она навязывает нам значительное увеличение расходов  на армию. Я считаю, что по сравнению с мирным временем, это должно быть увеличение минимум в 2 раза расходов на армию, это должен быть мощным ВПК, очень серьезные затраты государства, которые не позволяют, конечно, нам отменить налоги, как советуют это сделать некоторые полезные идиоты, и бесполезные идиоты в соцсетях, включая тех людей, которых Вы упомянули.

А вторая рамка – это наше членство, как цель в ЕС и я думаю, что статус кандидата мы должны сделать все, в любом случае, чтобы получить в этом году. А за этим и получить членство в ЕС. Хотим мы или нет, но будучи членом Европейского Союза, мы должны будем имплементировать все нормы ЕС. Мы должны будем отказаться от всех тех практик, которые существовали в нашей стране все 30 лет. – и коррупция, и уклонение от налогообложения, , и исконно русская крепа «жить надо не по закону, а по совести» (Л.Н. Толстой) Это же тот «русский мир» , который мы должны победить в себе, не на поле боя, а в себе победить. Мы должны жить по закону, и руководствоваться законом, и только законом, а не какой-то эфимерной категорией совести, которая у каждого своя. Мы должны относиться к государству, как к инструменту, который нам стоит денег и спросить за эти потраченные деньги, а не как к отчиму, который  «бъет, пьет, и иногда кормит». Мы не должны холить и лелеять в себе ненависть к этому отчиму, и мы не должны его, чисто по-русски ненавидеть, и ненавидеть не за то, что он делает принципиально что-то не правильно, а потому, что он – не мы, то есть желая попасть на это место. Мы должны отказаться от коррупции бытовой в первую очередь, и конечно, от государственной коррупции. Коррупция – это тоже «русский мир».  Ведь что такое коррупция? – Это круговая порука. Институт, который  в праве Российской империи существовал до 1903 года. В праве, на уровне закона. И я просто хорошо знаю историю налогообложения, а круговая порука – как раз институт налогообложения. Коррупция она отсюда.  Поэтому сломать все эти «скрепы»  в плохом смысле этого слова, сломать нашу теплую кланово-олигархическую систему. Я сейчас не имею ввиду несколько десятков фамилий олигархов. И клановость в судебной системе, и в таможенной системе, везде, где так или иначе существуют эти связи неформальные. Вот сломать это все! И начать жить, в конце-концов, по закону, мы обязаны перед собой и перед своими детьми, потому, что это уникальный исторический шанс отказаться от нашего наследия.

 – Но Европа, опять же, она не однородная? В преобладающем большинстве там социальная демократия, где прогрессивная шкала налогообложения, в той же Австрии, например. Есть другая страна, например, Италия, где несколько другая система. У Франции, вообще, третья. Что Вы будете для себя выбирать?

 – Я Вам хочу сказать, что это Европа это унифицированные правила, принципы. Во первых, это верховенство права, начнем с этого. Когда я уважаю закон, когда я уважаю право. Я плачу налоги, какими бы они ни были, ведь проблема Украины не в том, что у нас повышенное налогообложение, пониженное налогообложение, проблема в том, что у нас одни налоги платят, а другие не платят налоги. Одни продают по-белому, а другие завозят контрабандой продают в черную, если говорить о торговле. Одни проводят «сладкие правочки» в законы на уровне Верховоной Рады,  олигархи получают себе пониженное налогообложение, а другие платят по полному. И вот эта неравномерность налогообложения, уклонение от налогообложения как элемент нашей культуры, тоже кстати, «русский мир»  От этого мы должны отказаться. Это не сопоставимо и несоизмеримо с Европой. Если в Италии вы приобретаете товар в магазине, и вы ходите без чека, вас полицейский может остановить и оштрафовать, вас какпотребителя, а потом уже магазин. Понимаете, то есть это, достаточно, жесткие правила, это, достаточно, суровая ответственность. Мы можем, кстати, дискутировать долго и глубоко о ставках налогов, можем с Вами обсуждать пониженные налоги, это, в принципе, нормально, но то, что налоги должны платить все – «must have» любого цивилизованного европейского, американского государства.

– В этом с Вами поспорить, достаточно,  сложно. Единственно, добавлю, чтофискальный чек – в первую очередь – не контроль уплаты налогов, первую очередь – это защита прав потребителя, потому, что в товарном чеке, зачастую, нерадивые дельцы пытаются не указать ту информацию, которая позволит защитить потребителя, и Вам, как потребителю обратиться к государству за защитой, и наказать этого дельца. То есть фактически Вам скажут, что этот товарный чек не дает никакой существенной информации, те есть ни вернуть товар Вы не сможете, ни получить назад свои деньги, ни тем более получить какую либо компенсацию, правильно?

 – Да, 10%

– Еще добавлю информации. Национальный Банк Украины перевел на нужды армии 15.2 млрд. грн. И на счету у них осталось 41 млн. грн. Добавим, что на сайте Кабинета Министров Вы можете найти целый ряд государственных фондов, которые можно пополнять, как в гривнах, так в долларах, евро, фунтах стерлинга. В том числе один из фондов направлен на восстановление инфраструктуры. Даниил.

Связь с Даниилом Гетьманцевым прервалась

На нужды Национальной Гвардии перевели 50 млн. Национальной полиции 1 млрд. 650 млн. грн., Министерство Обороны получило 11.6  млрд грн. На нужды Государственной Пограничной Службы – 980 млн. грн.