Можно ли расценивать возможные действия Зеленского и Ермака в спецоперации с вагнеровцами как государственную измену?

Bellingcat опубликовал расследование о срыве спецоперации по задержанию Украиной главных военных преступников, действовавших на Донбассе (членов частной военной компании Вагнера). Спецоперацию разведки «Авеню» готовили еще с 2018 года, однако на завершающем этапе она сорвалась. За день до задержания вагнеровцев Владимир Зеленский договаривался с Россией о прекращении огня на Донбассе, вместе с тем разведчики уже были готовы начинать спецоперацию, но, по словам бывшего руководителя ГУР Минобороны Бурбы, глава Офиса президента Андрей Ермак от имени президента отдал приказ перенести задержание на неделю. В результате вагнеровцев задержала Беларусь и решила передать их не Украине, а России. Эксперт по конституционному праву, член ИНПОЛИТ Александр Москалюк в комментарии «Слово и дело» рассказал, можно ли действия руководства государства, если они действительно имели место, расценивать как государственную измену.

После месяцев отрицаний Владимир Зеленский признал, что операция была, но «она не украинская и велась из-за границы». Впрочем, расследование Bellingcat подтвердило наличие именно украинской спецоперации. В то же время материалы расследователей не содержат информацию о том, что спецоперацию «слили» – то есть передали данные России.

Эксперт по конституционному праву Александр Москалюк отметил, что государственная измена – это формализованное понятие, предусмотренное в пределах Уголовного Кодекса Украины (статья 111).

В Кодексе указано, что государственная измена – это умышленно совершенное гражданином Украины в ущерб суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности Украины: переход на сторону врага в условиях военного положения или в период вооруженного конфликта, государству, иностранной организации помощи в проведении взрывной деятельности против Украины.

«Соответственно, имел ли место переход на сторону врага в условиях военного положения? Нет. Совершался ли шпионаж? Было ли предоставление иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощи в проведении взрывной деятельности против Украины? С натяжкой можно было бы подумать», – отметил Москалюк.

В то же время эксперт по конституционному праву обратил внимание на важный момент – именно умышленное причинение вреда. То есть нужно, чтобы было само желание сделать «плохо» Украине.

«Если принимать во внимание ту мотивацию, которая применяется (Офисом президента, Владимиром Зеленским), речь идет о том, что это было политическое решение. Для того чтобы в дальнейшем можно было осуществлять переговоры с Российской Федерацией», – подчеркнул эксперт.

По его словам, если речь идет об оценке политического решения, то оно может быть как правильным, так и неправильным, но то, что оно может быть таким, не означает наличие юридической ответственности за его принятие.

«То есть политическое решение может не нравиться, но это не значит, что есть основания для уголовной ответственности», – отметил Москалюк.

Другое дело, что согласно Конституции Украины, а именно статье 106, президент Украины не может передавать свои полномочия другим лицам или органам, добавил эксперт.

«Здесь уже возникает вопрос. Соответствующее принятое решение якобы было озвучено должностным лицом (главой ОПУ Андреем Ермаком – ред.), которое фактически не имеет конституционно правового статуса. В этой ситуации уже нужно анализировать, насколько это конституционно, или нет», – подчеркнул Александр Москалюк.

По его мнению, в этом случае возникает также вопрос к Василию Бурбе (бывшему руководителю Главного управления разведки при Министерстве обороны), ведь никто не обязан выполнять явно «преступные» приказы и распоряжения.

«То есть если Бурба знает, что такие вопросы есть в компетенции президента, то он мог сказать, что решение о переносе спецоперации должен был озвучить ему непосредственно глава государства», – отметил эксперт по конституционному праву.