В отношениях «лидер — властная элита» сегодня полностью изменился баланс

Рухнул привычный украинской политике внутрикорпоративный клановый консенсус как способ сосуществования органов власти, крупных экономических агентов и теневых решал.
Системы сдержек и противовесов, олигархические компромиссы, разделы государственных предприятий между группами влияния, «стратегические восьмерки» — все это некогда эффективные способы удержания власти и влияния.
После двух электоральных блицкригов 2019 г., которые между прочим, предопределили стилистику правления Зеленского как «нагибание власть держащих», сегодняшний закон об олигархах — это продолжение этого самого нагибания, но уже категории повыше — олигархов.
И дело не в том, что этот закон декларативный и рамочный. Возможно, это действительно так. Да, за него действительно голосовала в том числе депутатская «свита» кое-каких олигархов, например Коломойского. Но в законе вправду «зашиты» определенные хитрые инструменты. Кто умеет видеть, тот увидит.
Этим нормативным актом Зеленский изымает традиционное восприятие президентской институции как равного олигархату источника власти. Также с его помощью президент ставит себя в неформальной реальной иерархии властвования на самую высокую первую ступень, рядом с которой кроме него — больше никого.
Да, сегодня Зеленский показал всем, что он крут. Он может провести в парламенте самое невообразимое решение, принятие которого раньше и представить сложно было. Это во-первых.
Кучма бился, чтобы провести через парламент чрезвычайно выгодные ему решения референдума 2000 года, но именно из-за козней олигархата и оппозиции этого не смог добиться. Олигархическая игра была положена частично и в истории с Евромайданом.
Ну, а во-вторых, позиция ЕС, Батькивщины, ОПЗЖ, части «Голоса», пускай даже освященная пеленой защиты регламента, как ни крути будет интерпретирована как позиция защиты олигархов. Даже если это не так. Эти фракции стали заложниками медийно-политической ловушки, где любые их действия в направлении торпедирования закона ставили их в потенциальную уязвимость.
Откровенно скажем, народу совершенно параллельно, дружит ли этот закон с процедурными тонкостями регламента или нет.
Косвенно и автоматически, следуя своей психологической инструкции, Президент своими действиями фактически восстанавливает примат государственного принципа над корпоративно-частным. Доселе любые подобные попытки заканчивались плачевно для государства. Нынче же иные условия.
Фокус в том, что властная верхушка сама уже желает единого м стабильного центра принятия решений. Бесконечные интриги, дикие компромиссы, неустойчивые договорняки, рвотные клановые войны с их отголоском в медиа как традиционные для Украины ментально-анархические поведенческие алгоритмы устарели и изжили себя.
Часть элиты и общество хочет остановки, спокойного равновесия, условий для своего развития и прогресса. Поэтому дальше и дальше политическая система будет дрейфовать к цезаристскому персоналистскому укладу, сокращающему влияние паразитирующих на государстве агентов.