Визит Зеленского в США: результат прогнозируем еще до поездки

Кандидат философских наук, политический эксперт Валентин Гладких уверен – оценки результатов предстоящей встречи украинского и американского президентов можно спрогнозировать уже сейчас, как и ее реальные результаты. Позиция Байдена по «Северному потоку-2» вряд ли изменится, как и вряд ли США пойдут на формализацию своего участия в процессе мирного урегулирования на Донбассе – вместо этого усиление взаимовыгодных отношений будет заключаться в другом.

Когда-то накануне матча между двумя футбольными командами, шансы на победу которых были откровенно неровными, мой друг, прочитав отечественную прессу, справедливо отметил: «Не понимаю, зачем загонять себя в депрессию, формируя неоправданные ожидания». Почему-то именно эту фразу вспоминаю каждый раз, когда слышу об ожиданиях от визита президента Украины Владимира Зеленского в США.

Причем мне вполне очевиден политтехнологический подтекст формирования таких ожиданий. Некоторые сознательно формируют их, чтобы потом, когда они не оправдаются, кричать о «неуспешности визита»; некоторые, не откладывая на потом, уже сейчас поспешно прокачивают тему, будто визит в США в принципе не может быть успешным, разбавляя свое нытье риторикой о «внешнем управлении». Между прочим, ситуация в этом аспекте является несколько подобной прогнозам и оценкам результатов работы «Крымской платформы».

Словом, особо не напрягаясь, будущие оценки визита Владимира Зеленского в США можно набросать уже сейчас, безотносительно к любым его результатам, поскольку будут определяться эти оценки исключительно политтехнологическими мотивами и политической целесообразностью субъектов оценивания.

Однако, если смотреть на будущий визит не через призму узкопартийных политических (я бы даже сказал, электорально-пропагандистских) интересов, которые и будут определять интерпретации и оценки «политологического эскорта», а с точки зрения национальных интересов Украинского государства, то надо отталкиваться от реально достижимых целей, а не фантазий и желаний.

А цели эти четко артикулированы и условно могут быть разделены на несколько сегментов: прежде всего, безопасности и энергетический.

Более того, украинская делегация, в составе которой были министр иностранных дел и руководитель Офиса президента Украины, не так давно посещала Вашингтон, как раз для подготовки предстоящего визита, который включает в себя как раз согласование круга вопросов для обсуждения, а в большинстве случаев и предварительные результаты их будущего обсуждения. Да, как бы странно это ни выглядело, но не надо думать, что во время личных переговоров первые лица имеют большое пространство для импровизаций – обычно они движутся в фреймах перед тем наработанных вариантов.

Учитывая это, когда господин Кулеба заявляет, что «визит будет успешным», он, скорее всего, имеет для этого основания.

Впрочем, опять же, как отмечалось выше, «успешность» – категория весьма условная, субъективная и поэтому нуждается в детализации.

  • Вступит ли Украина по результатам визита в НАТО? Уверен, что нет. Но в очередной раз прозвучат очередные заверения о евроатлантическом будущем Украины.
  • Получит ли статус союзника США вне НАТО? Сомневаюсь. В конце концов, цену этого статуса в полной мере показали последние события в Афганистане. Зато однозначно сотрудничество между Украиной и США в сфере безопасности усилится. Скорее всего, это реализуется в увеличении объемов финансовой и военно-технической помощи со стороны США.
  • Пойдут ли США на усиление или тем более формализацию своего участия в процессе мирного урегулирования на Донбассе? Также сомнительно. Скорее всего, прозвучат очередные заверения в поддержке государственного суверенитета и территориальной целостности Украины со стороны США и о необходимости двигаться в фарватере Минских договоренностей. Возможно, прозвучат заявления о готовности США усиливать санкционное и дипломатическое давление на РФ в случае обострения ситуации на Донбассе.
  • Изменится ли позиция Байдена по «Северному потоку-2»? Вряд ли. Однако вполне реально ожидать большей детализации достигнутых между Меркель и Байденом «договоренностей» в части «учета» украинских интересов. Здесь программа минимум – хотя бы сохранить транзитное значение украинской ГТС и получить средства на модернизацию энергетического сектора Украины вообще. Это вполне реалистичная задача.

«Вызовы по безопасности», связанные с реализацией СП-2», на которых постоянно делает акцент как украинская сторона, так и правительства отдельных европейских государств, могут быть перекрыты какими-то очередными гарантиями … Скепсис относительно цены любых предоставленных или полученных гарантий, безусловно, небезосновательный, но все же стоит учитывать, что соблюдение гарантий в нынешнем мире является залогом глобальной безопасности, без чего неизбежно будет происходить милитаризация, а главное – нуклеризация, с соответствующим нарастанием напряжения в международных отношениях, поэтому наличие гарантий всегда лучше их отсутствия.

Почти не сомневаюсь, что услышим высокую оценку правильных шагов, сделанных новой властью в направлении реформ. Прежде всего, думаю, будет идти речь о роли международных экспертов в процессе обновления ВККС и ВСП и реформе СБУ. Впрочем, несмотря на это неизбежно услышим и призывы к усилению борьбы против коррупции, олигархов, да и вообще о необходимости ускорения темпов реформ. Возможно, под это также найдутся деньги. Не исключено, что даже в виде различных инвестиций в украинскую экономику, а не только кредитов или материально-технической помощи.

Словом, если кто-то надеется, что после визита Владимира Зеленского в США «сгинут наши враги, как роса на солнце», то этого не произойдет, но углубление отношений между Украиной и США безусловно произойдет.

Основания для оптимизма, как ни парадоксально, добавляет внутреннеполитическая ситуация в США, где после «афганской катастрофы» рейтинг Байдена впервые упал ниже 50%. Добавьте сюда и довольно негативную реакцию американцев (безусловно, сформированную оппонентами нынешнего президента США) на «Северный поток-2». Также Байдену так и не удалось убедительно донести американцам, какие он получил положительные результаты вследствие своей встречи с Владимиром Путиным, а в американском обществе, нравится это кому-то или нет, но еще со времен Холодной войны латентно присутствуют заметные антироссийские настроения, поэтому это также является одним из направлений, где оппоненты не забывают упомянуть Байдена «незлым, тихим словом».

Медийно тема визита украинского президента в США активно «прокачивается» не только у нас, но и за океаном, и понятно с какой целью: речь идет не об Украине, а о Байдене. Учитывая это, какой-то заметный результат нужен не только украинскому президенту, но и американскому, что и дает основания для сдержанного оптимизма. И остается только надеяться, что обоим президентам удастся достичь результатов, которые даже в условиях политизированных и даже ангажированных оценок политических оппонентов все же смогут быть признаны как очередной шаг на пути к усилению взаимовыгодных отношений между государствами.

Валентин Гладких, специально для «Слово и дело»