Владислав Михеев: когда все учились плавать

Надеюсь, когда мы перейдем на английский, США и Британия ответят зеркально и, преисполнившись к нам благодарности, перейдут на украинский — язык великого европейского народа, подарившего им вертолеты Сикорского и одесских бабушек доброй половины Голливуда.
Не знаю уж, к месту или нет, подумалось: несправедливо, конечно, когда наркоман нюхает кокс как Мик Джаггер, но делать музыку как Мик Джаггер все равно не в состоянии. И вроде же подражает кумиру, старается, но…
Язык, он, конечно, связан с картиной мира. Конечно, он открывает доступ к наработанным на нем культурным ценностям. Хотя в эпоху файнридера, гугл-переводчика и электронных книг, доступ к любому тексту доступен на любом языке. Было бы желание и пару десятков долларов.
Плохая новость в том, что знание любого языка никак не способствует развитию интеллекта, навыков критического мышления и управленческих компетенций. В этом смысле тяжелый идиот, говорящий на английском, ничем не отличается от идиота, говорящего на украинском или русском.
И уж тем более ни один язык в мире не виновен в том, что отечественный и мировой правящий класс ведет себя в Украине как на завоеванной территории, которую грабить намного перспективней, чем развивать.
Помните, как в «Формуле любви» барин учил своих крепостных латыни, чтобы чувствовать себя как в Древнем Риме? Дремучие крестьяне со временем заговорили на языке Цицерона и Вергилия, но их социальный статус, образ жизни и окружающая действительность никак не изменились.
Или знаменитое одесское: «Видишь, Моня, дядя тонет и кричит «хэлп ми»? Так вот, когда все нормальные дети учились плавать, этот шлемазл учил английский!»
Украинское государство и его гуманитарная политика очень напоминают этого одесского полиглота.
Научитесь сначала плавать…
Владислав Михеев — политолог, член ИНПОЛИТ