Владислав Михеев: никому и нигде не интересно, есть ли у меня результат ПЦР или сертификат.

Больше истерик, хороших и разных! Ну, так совсем не интересно… За что ж я гиб и мер в семнадцатом году?Никому и нигде — ни в метро, ни в ТРЦ, ни на фудкортах — не интересно, есть ли у меня результат ПЦР или сертификат.
Для страны, давно наплевавшей на Конституцию, права человека и врачебную тайну, это крайне не типично.
Или с вирусом у нас решили бороться
тайно, примерно как с олигархами и Северным потоком? То есть ярко, шумно, истерично, на грани массового психоза и — без видимых последствий для вируса, олигархов и Газпрома. И даже для собственных граждан: меняются лишь внешние декорации и инфоповоды для нагнетания истерии — в реальной жизни, если не считать цен на коммуналку, не меняется ничего.
Занятная статистика примерно годичной давности обнаружилась на Интерфакс. Согласно ей, еще год назад иммунитетом от COVID-19 обладали в среднем 52% украинцев. То есть, ещё год назад, по мнению специалистов, Украина «вплотную подошла к появлению коллективного иммунитета».
И вдруг раз — осенью 21 года она резко отошла от него на приличное расстояние.
Отошла резко от перемирия на Донбассе.
Отошла от энергобезопасности и запасов угля и газа.
Отошла от преисполненного достоинства и любви к демократии хамского отношения к последнему диктатору Европы, в руках у которого оказался волшебный электрорубильник.
Отошла от ЕС и Германии, четко разделяющей экономический интерес и демократические ценности.
… и никуда до сих пор так и не пришла под крики «все пропало, потому что…» (нужное подчеркнуть).
Впрочем, ни один индивид в состоянии истерики никуда прийти не может. Он может только метаться из стороны в сторону, совершая хаотические телодвижения. Это, собственно и делает сейчас украинское государство во главе с новыми эффективными управленцами. Напомню, их выбрали, рассчитывая на то, что они будут разительно отличаться от предшественников.
И они действительно отличаются. Примерно так пациент психбольницы отличается от главврача.
Барыга во главе страны это плохо. Но поступки барыги, даже если они продиктованы личным , а не коллективным интересом, прагматичны и вполне предсказуемы. Петр Алексеевич при всем этом обладал ещё и талантом имитировать неподдельную защиту и заботу о нации.
Но украинцы, за 30 лет так и не научившиеся отличать имитацию от подлинника, выбрали очередную имитацию — «несистемных политиков».
Единственное, что сегодня с системным успехом получается у «фабрики грез», работающей под куполом украинского управленческого цирка — это плодить когнитивные диссонансы.
Обратите внимание, что коммуникация с обществом была системно провалена всеми президентами Украины. Не только потому, что позиционирование в украинских политических реалиях не предполагает позиции. Но и потому, что коммуницировать-то особо и не с кем — общества, как реального, взрослого, ценностно ориентированого и самоосознанного субьекта в Украине нет.
Есть отдельные талантливые, умные, реально мыслящие бизнесмены, врачи, философы… А общества реально мыслящего нет.
Украинцы живут и «мыслят» аффектами, руководствуются и мотивируются ими же.
Осознанно или неосознанно власть, которая плоть от плоти народной, управляет украинцами по лебоновским законам толпы — через аффекты и массовый психоз.
В итоге по каждой проблеме народ впадает в истерику и поляризуется. Бесконечные помаранчевые и белосиние, ватники и вышиватники, украиномовни и русскоязычные, ваксеры и антиваксеры, те, кто за Усика и против Усика…
Манипулировать населением таким образом можно. Захватить и какое-то время удерживать власть тоже можно. Эффективно управлять государством и построить цивилизованное общество — нельзя!
Конспирология для Украины — избыточная роскошь. Никто не способен навредить нам больше, чем мы сами себе. Даже мировое правительство и антихрист.
В стране объявляют карантин и красные зоны, но ничего из озвученных мер не работает. Потому что не ради борьбы с вирусом были все эти истерики о переполненных больницах, о несознательных и диких невакцинированых варварах, которые вымирают целыми семьями, успев перед смертью заразить миллионы сограждан!
Эти истерики, также как и любые другие, были ради самой истерики, а не ради управленческой эффективности и реального результата.
Вышеописанный управленческий стиль — наше все, как Пушкин у россиян. Массовые истерики получаются у нас лучше всего, как автомобили у японцев или сыр у голландцев. Если бы в мире был спрос на коллективную панику — мы бы стали мировым монополистом!