Закрытие телеканалов повлечёт идеологический раскол, как в эпоху Порошенко

Президент Украины Владимир Зеленский ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины о применении санкций против народного депутата от «Оппозиционной платформы – За жизнь» Тараса Козака и телеканалов, которые он контролирует. От вещания были отключены телеканалы «112 Украина», «NewsOne» и «ZIK». Какие политические последствия будет иметь это решение, в интервью ГолосUA анализирует политический эксперт, член ИНПОЛИТ Руслан Бизяев.

– Руслан, как Вы считаете, почему СНБО наложило санкции на народного депутата Тараса Козака и его телеканалы?

– Здесь есть несколько аспектов. Аспект политический: за последние 3-4 месяца мы наблюдаем медленный, но уверенный электоральный рост ОПЗЖ. Они фактически приблизились к 20 %, при этом обогнав и «Слугу народа», и «Европейскую солидарность». Соответственно закрытие этих телеканалов напрямую скажется на рейтинге ОПЗЖ и позволит более-менее спокойно пережить весну и лето. Ведь кроме закрытия каналов нас ожидает очень интересный сюжет, который называется платежки за газ. Фактически будет расти социальное напряжение. Таким образом, попытаются эту тему немного сбить, переведя внимание на политические аспекты. Второе не менее важное – это то, что попытаются бороться со всем, что связано с нарративом пророссийский – вакцина, телевидение, политики и все прочее. При этом не будем забывать, что и у ОПЗЖ, и у «Европейской солидарности» есть свой ядерный электорат, который никуда не денется. Поэтому с тактической точки зрения это, безусловно, прибавит Зеленскому политических плюсов, потому что в глазах патриотического электората он сделал то, что не сделал Порошенко. Таким образом, он убирает от себя часть обвинений в том, что Зеленский – это реинкарнация Порошенко в этом вопросе, но стратегически это вряд ли поможет восстановить рейтинг доверия и к «Слуге народа», и восстановить рейтинг Владимира Александровича хотя бы до 30-35 %.

– Как Вы считаете, санкции на эти каналы – это наступление на свободу слова?

– Конечно. Это решение в случае подачи, например, апелляции в Европейский суд по правам человека, как минимум, будет оспорено. И в глазах второй части общества это будет воспринято именно так. Здесь не будет линейного мнения. Часть общества будет считать, что это сделано правильно, но поздно, а вторая часть общества будет считать, что это грубейшее нарушение ключевых принципов свободы слова. И с юридической точки зрения вторая часть будет права. Потому что юридическое обоснование там крайне спорное. Таким образом, мы будем наблюдать идеологический раскол, который мы наблюдали в эпоху Порошенко.

– Это решение ударит по репутации Зеленского? Говорят, что это опасное для него решение.

– Тот электорат, который голосовал за Зеленского как за хорошего европейского политика, его поддержит. Конвертируется ли эта поддержка в голоса, думаю, что со временем она нивелируется. А для электората, который изначально разочаровался в Зеленском, это будет лишь очередным подтверждением правильности их мысли. Поэтому плюс-минус его рейтинг останется на том же уровне. Он не упадет резко, когда получат новые платежки, но и резко не поднимется, исходя из этого решения. В данном случае все-таки холодильник будет доминировать над телевизором.

– Слышал мнение, что это решение СНБО является политическим самоубийством Зеленского.

– Нет, я бы так не сказал. У него остается свой электорат на данный момент. Этот электорат будет его поддерживать. Политическое самоубийство – это немного другое. 2021 год будет годом экономического локдауна. То, что может убить рейтинг реально – это резкое падение уровня жизни рядового украинца.

– Это поднимет рейтинг ОПЗЖ?

– Как минимум, не опустит.

– Но они лишаются телеканалов и информационной поддержки.

– Электоральная поддержка это ведь не только каналы. Это целый комплекс вопросов. Учитывая, что на этом поле альтернативы нет, а запрос на эти идеи присутствует, то я думаю, как минимум, ближайшие полгода рейтинг ОПЗЖ будет порядка 17-20 %. Другое дело, что без каналов он не сможет расти. То есть его фактически на каком-то этапе попытаются заморозить. Тут уже нужно рассматривать ситуацию стакан наполовину полный или наполовину пустой, больше плюсов или минусов. Учитывая, что сейчас мы не наблюдаем предпосылок к досрочным парламентским выборам, то это не даст того эффекта, на который можно было бы рассчитывать. Учитывая, что у нас информационное поле – это не только телеканалы, но, например, и интернет-площадки, я думаю, что как раз интернет-площадки смогут частично нивелировать потерю телеканалов. Ну и активность фракции ОПЗЖ в Раде. Теперь фактически каждое заседание ОПЗЖ в Раде они могут открывать с вопроса «за что нас закрыли?» То есть они постоянно будут в информационном поле. С положительной коннотацией, с отрицательной – это уже второй вопрос. Но они там будут.

– В Офисе президента истрактовали эту ситуацию, как не борьбу с журналистикой, а борьбу с пророссийской пропагандой. Как выглядит такая стратегия?

– Никогда нельзя ставить телегу впереди лошади. Прежде, чем закрыть телеканалы, нужно было полностью подвести юридическую базу под те нарративы, с которыми они выступили, то есть незаконное финансирование с России. Санкции можно ввести только против иностранных граждан, поэтому юридическое обоснование этого решения достаточно спорное. Вы знаете, что у нас постоянно любят обиженных. Таким образом, Офис попал в сложную ситуацию.

– Говорят, что это решение сложно будет опротестовать в суде.

– В Украине это будет сделать достаточно сложно, хотя посмотрим, какое решение вынесет тот же Верховный Суд или Конституционный Суд. Но в европейских судах может быть обратная картина. Давайте вспомним санкции против режима Януковича и его людей.

– Юридическое оспаривание такого решения это длительное решение.

– Процесс длительный, но, с другой стороны, у нас-то и избирательного цикла нет.

– Сможет ли это событие повлиять на результат очередных парламентских или президентских выборов? Зеленский пойдет на второй срок и ему это вспомнят?

– Я не уверен, что Зеленский пойдет на второй срок. Поэтому для него с точки зрения его политической карьеры это не будет проблемой.

– Есть версия, что это решение могли лоббировать США, а Зеленский может теперь каким-то образом торговаться с Россией, в том числе по конфликту на Донбассе. Есть ли здесь какой-то внешний интерес?

– Безусловно, для нынешнего американского истеблишмента в виде администрации Байдена это приятная новость, но насколько они сами давили – вопрос достаточно спорный. У администрации Байдена сейчас очень много других более глобальных для них проблем, начиная с Китая и заканчивая ситуацией с Европой. Прошла информация, что США при определенных условиях готовы снять санкции с Северного потока-2. Поэтому рассматривать это как торг… Нет, я бы рассматривал это как внутриполитическую ситуацию. Что же касается торгов с Россией, то на данный момент ситуация по Донбассу находится в абсолютном тупике. И как ты не сгущай краски, или, наоборот, не осветляй, выхода из этого тупика при нынешней политической конфигурации не видно. Поэтому о чем торговаться? Что это даст?

– То есть это не связанные вещи?

– Не связанные. Здесь больше внутриполитическая проблематика, чем внешнеполитическая. Это для меня еще один показатель того, что политический кризис в этом году будет развиваться спиралеобразно. Я думаю, что весна у нас будет очень веселой в этом плане. Я не думаю, что это последнее решение, и не думаю, что другие каналы, которые занимают прямо противоположную позицию, должны этому решению радоваться.